Вход Регистрация

Юлия Руденко

Книги автора:





Юлия Руденко цитаты:

«А выходить замуж мы пока не будем», — сказала Золушка, складывая в карету много новых туфелек и платьиц.
Обсудить

В этом мире любят абсолютно все! Кто-то — инфинити, кто-то — бриллианты, кто-то — просто мани-мани Мир всеобщей любви!
Обсудить

Вроде политика женского рода. Но такая не сексуальная! Никак не хочет надеть прозрачное нижнее белье! Неужели плотные рейтузики из омона лучше?
Обсудить

Все они, замерев на месте, молча внимали с повернутыми головами в их сторону. И как по мановению волшебной палочки, натолкнувшись на взгляд Смирова, мгновенно отвернулись и оживленно заговорили. Герман Ванеев направился к «своим» также внезапно, как пришел. А Смирнов еле-еле медленно и преувеличенно спокойно начал движение к тому кабинету, где его ждал друг и товарищ — его шеф, которому он доверял и служил безгранично верно. Он делал свои шаги осторожно — сквозь обволакивающие разговоры тех, которые с каждой секундой оставались все дальше, но не становились менее враждебнее от этого. Эти шаги были сродни тому, когда его однажды чудом отпустили чеченцы из своего «стана» обратно в комендатуру «Северного» – с предложением сдаться без боя. Он хорошо помнил те свои ватные ноги и острый ум, ожидающий каждую секунду выстрела в спину
Обсудить

Все они, замерев на месте, молча внимали с повернутыми головами в их сторону. И как по мановению волшебной палочки, натолкнувшись на взгляд Смирова, мгновенно отвернулись и оживленно заговорили. Герман Ванеев направился к «своим» также внезапно, как пришел. А Смирнов еле-еле медленно и преувеличенно спокойно начал движение к тому кабинету, где его ждал друг и товарищ — его шеф, которому он доверял и служил безгранично верно. Он делал свои шаги осторожно — сквозь обволакивающие разговоры тех, которые с каждой секундой оставались все дальше, но не становились менее враждебнее от этого. Эти шаги были сродни тому, когда его однажды чудом отпустили чеченцы из своего «стана» обратно в комендатуру «Северного» – с предложением сдаться без боя. Он хорошо помнил те свои ватные ноги и острый ум, ожидающий каждую секунду выстрела в спину…
Обсудить

Все так долго и много рассуждают о верности кому-то в постели на год или час — какая разница? Зачем? Храните верность своему сердцу!
Обсудить

Все то и дело говорят, что начали рисовать или писать стихи от несчастной любви. А я занимаюсь творчеством и тогда, когда счастлива в любви. Мне даже так больше нравится!
Обсудить

Ни ты, ни я не хотим смерти. Ни ты, ни я не начинали убивать. Войну начали до нас. Другие. Те, кто в «Мерседесах» и в кабинетах. Они не видят крови. Они считают деньги. Им мало. Им не интересно, знает ли этот мир про тебя, или про меня. Им интересна только их сытая жизнь. Они на войну, как Наполеон, не отправятся. Они таких, как ты, на смерть пошлют. И ты пойдешь подвиг совершать. Из-за каких-то неопределенных идейных соображений.
Обсудить

Перестаньте жить по правилам, придуманными зажравшимися людьми тем, кому есть нечего!
Обсудить

Повод отказаться. Повод, чтоб уйти.
Повод не вернуться. И мечту спасти.
Кольца дыма плыли, я смотрела вдаль.
Ты другой. Ты лучше! Я ушла. А жаль
Обсудить

Даша представила, как земной шар превращается в одного огромного великана, который только и ждал, когда у него появится сердце. И вот она приехала в Москву, чтобы стать сердцем этого бесчувственного Гулливера, хаотично двигающегося, не замечающего ничего вокруг и рискующего своей силой разрушить параллельный мир «умерших» душ, а тем самым себя обречь на вечный мрак и смерть. У Гулливера была американская голова, китайские руки, африканские ноги, австралийский живот. Но еще не было сердца.
Ступив на землю, Даша приостановилась и пристально взглянула на бессознательно копошащихся. Как же они не понимают, что от них и только от них зависит жизнь всего сущего на земном шаре? Любить нужно! Любить! Любить все: от песчинки на пляже до бесконечного пространства вселенной! «Именно так, как люблю все это я! » — хотела закричать она. Но вместо этого ринулась в самую гущу Гулливера, стойко решив раздать кусочки своего беспокойного любящего сердца своим воинам на поле битвы с холодным разумом.
Обсудить

Даша представила, как земной шар превращается в одного огромного великана, который только и ждал, когда у него появится сердце. И вот она приехала в Москву, чтобы стать сердцем этого бесчувственного Гулливера, хаотично двигающегося, не замечающего ничего вокруг и рискующего своей силой разрушить параллельный мир «умерших» душ, а тем самым себя обречь на вечный мрак и смерть. У Гулливера была американская голова, китайские руки, африканские ноги, австралийский живот. Но еще не было сердца.
Ступив на землю, Даша приостановилась и пристально взглянула на бессознательно копошащихся. Как же они не понимают, что от них и только от них зависит жизнь всего сущего на земном шаре? Любить нужно! Любить! Любить все: от песчинки на пляже до бесконечного пространства вселенной! «Именно так, как люблю все это я!» — хотела закричать она. Но вместо этого ринулась в самую гущу Гулливера, стойко решив раздать кусочки своего беспокойного любящего сердца своим воинам на поле битвы с холодным разумом.
Обсудить

Дух российской демократии: заказать профессионала и потребовать от него лажу!
Обсудить

Если часто слышишь о своей единственности и исключительности, проверь — не футбольный ли ты мячик в чужой игре?
Обсудить

За отмывание денег надо наказывать справедливо и соразмерно: принудительным отмыванием бомжей!
Обсудить



Возможно, вам будет интересно:
Яков Евгеньевич Харон (12 ноября 1914 (30 октября 1914)(19141030) — 6 марта 1972) — деятель советского кинематографа, звукорежиссер, писатель. ...
Посмотреть цитаты автора

Бенисио Монсеррате Рафаэль Дель Торо Санчес (исп. Benicio Monserrate Rafael del Toro Sánchez, род. 19 февраля 1967, Сан-Хуан, Пуэрто-Рико) — голливудский киноактёр родом из Пуэрто-Рико. Наиболее известные фильмы с его участием — «Подозрительные лица» (1995), «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» (1998), ...
Посмотреть цитаты автора

Вы можете перейти НА ГЛАВНУЮ и найти еще много интересного!