Аскетизм альтруизм гедонизм эвдемонизм: Attention Required! | Cloudflare

Проблема ценностей. Типы ценностей (гедонизм, эвдемонизм, аскетизм, утилитаризм). — Студопедия

Гедонизм (от греч. hdouh — наслаждение), этическая позиция, утверждающая наслаждение как высшее благо и критерий человеческого поведения и сводящая к нему всё многообразие моральных требований. Стремление к наслаждению в Гедонизме рассматривается как основное движущее начало человека, заложенное в нём от природы и предопределяющее все его действия, что делает Гедонизм разновидностью антропологического натурализма. Как норматив­ный принцип Гедонизм противоположен аскетизму.

В Др. Греции одним из первых представителей Гедонихма в этике был основоположник киренской школы Аристипп (нач. 4 в. до н. э.), видевший высшее благо в достижении чувств, удовольствия. В ином плане идеи Гедонизма получили развитие у Эпикура и его последователей, где они сближались с принципами эвдемонизма, поскольку критерием удовольствия рассматривалось отсутствие страданий и безмятежное состояние духа (атараксия). Гедонистические мотивы получа­ют распространение в эпоху Возрождения и затем в этических теориях просветителей. Гоббс, Локк, Гассенди, французике материалисты 18 в. в борьбе против религии по­нимания нравственности часто прибегали к гедонистическому истолкованию морали. Наиболее полное выражение принцип Гедонизма получил в этической теории утилитаризма, по­нимающего пользу как наслаждение или отсутствие страдания (И. Бентам, Дж. С. Милль).

Эвдемонизм (от греч. eudaimonia — счастье, блаженство), античный принцип жизнепонимания, позднее и этике — принцип истолкования и обоснования мо­рали, счастье (блаженство) явля­ется высшей целью человеческой жизни. Предпосылкой античного Эвдемонизма является сократовская идея внутренней свобо­ды, достигаемой благодаря самосознанию личности и ее независимости от внешнего мира. Хотя Эвдемонизм возник одно­временно и в тесной связи с гедонизмом, они в известном смысле противостояли друг другу: счастье есть не просто длительное и гармоничное удовольствие (Аристо­тель), а результат преодоления стремления к чувств наслаждениям путём самоограничения, упражнения, аскезы, отрешение от привязанностей к внешнему миру и его благам и достигаемая при этом свобода от внешней необходимости и превратностей судьбы; это разумность, тождественная подлинной добродетели. Киники вы­ставляют в качестве жизненного принципа борьбу со страстями, порабощающими человека. Киренаики в сущности развивают те же мотивы: счастье зависит не от внешних обстоятельств, а от выработки правильного отношения к ним. Стоицизм характеризует внутреннюю сво­боду человека как радостную покорность судьбе, ибо значение для него имеет только то, что зависит от его отношения к внешним обстоятельствам, а не от преврат­ностей судьбы.


В новое время этот идеал внутренней свободы развивали многие философы, в особенности Спиноза, который с исключительной остротой поставил антитезу разумного познания и чувств, страстей и выдвинул чисто интеллек­туальное понимание блаженства («интеллектуальная любовь к богу»).

Аскетизм (от греч. aschthV — упражняющийся в чём-либо, а также отшельник, монах), ограничение или подавление чувств, желаний, добровольное перене­сение физической. боли, одиночества и т. п., присущие прак­тике некоторых философских школ (например, киников) и особенно различных религий (монашество и т. п.). Целью Аскетизма может быть достижение свободы от потребностей, со­средоточенности духа, подготовка к экстатическим состоя­ниям, обретение «сверхъестественных способностей» йога), в христианстве — соучастие в «страданиях» Христа и т. д. Нередкий мотив Аскетизма - отказ от пользования при­вилегиями в условиях общественного, неравенства (толстовство и др.). Аскетизм представляет собой одну из характер­ных черт ранних крестьянских движений.

Утилитаризм (от лат. utilitas — польза, выгода):

принцип оценки всех явлений с точки зрения их полезности, возможности служить средством для достижения какой либо цели.

Направление в этике, считающее пользу осно­вой нравственности и критерием человеческих поступков. Получило широкое распространение в Великобрита­нии в 19 в., отразив умонастроения некоторых слоев английской либеральной буржуазии. Бентам, основополож­ник Утилитаризма, считал основой морали полезность, которую он отождествлял с наслаждением. Исходя из натуралистического и неисторического понимания природы человека, Бентам видел конечное назначение морали в том, чтобы способствовать естественному стремлению людей испытывать наслаждение и избегать страданий. В содействии «наибольшему счастью» (удовольствию) для «наиболь­шего числа людей» и состоит, согласно Бентаму, смысл этических норм и принципов. Общее благоденствие он рас­сматривал как сумму благ всех отд. лиц

Способ мышления буржуа отразился в этике Бентама и в том, что он сводил проблему морального выбора к простому расчёту выгод и потерь, наслаждений и стра­даний, которые могут повлечь за собой различные дейст­вия. Дж. С. Милль попытался сгладить эгоистические моменты этики Утилитаризма. и пришёл в итоге к эклектическому соче­танию различных принципов.

Контрольные вопросы для СРС

1.Понятие аксиологии?

2.Что такое гедонизм, эвдемонизм, аскетизм, утилитаризм?

Темы рефератов

1. Ценности в современном мире.

2. Ценности: творчество, красота, любовь, творчество, искусство (на выбор).

Рекомендуемая литература

1. Введение в философию: Учебник для вузов. 2ч. – М.:

Политиздат, 1989 (ч.2).

2. Вундт В. Введение в философию. М., 2001.

3. Гуревич П.С. Основы философии. М., 2004.

4. Канке В.А. Философия. –М. 1997.

3.3. Проблема ценностей. Типы ценностей (гедонизм, эвдемонизм, аскетизм, утилитаризм).

Гедонизм (от греч. hdouh — наслаждение), этическая позиция, утверждающая наслаждение как высшее благо и критерий человеческого поведения и сводящая к нему всё многообразие моральных требований. Стремление к наслаждению в Гедонизме рассматривается как основное движущее начало человека, заложенное в нём от природы и предопределяющее все его действия, что делает Гедонизм разновидностью антропологического натурализма. Как норматив­ный принцип Гедонизм противоположен аскетизму.

В Др. Греции одним из первых представителей Гедонихма в этике был основоположник киренской школы Аристипп (нач. 4 в. до н. э.), видевший высшее благо в достижении чувств, удовольствия. В ином плане идеи Гедонизма получили развитие у Эпикура и его последователей, где они сближались с принципами эвдемонизма, поскольку критерием удовольствия рассматривалось отсутствие страданий и безмятежное состояние духа (атараксия). Гедонистические мотивы получа­ют распространение в эпоху Возрождения и затем в этических теориях просветителей. Гоббс, Локк, Гассенди, французике материалисты 18 в. в борьбе против религии по­нимания нравственности часто прибегали к гедонистическому истолкованию морали. Наиболее полное выражение принцип Гедонизма получил в этической теории утилитаризма, по­нимающего пользу как наслаждение или отсутствие страдания (И. Бентам, Дж. С. Милль).

Эвдемонизм (от греч. eudaimonia — счастье, блаженство), античный принцип жизнепонимания, позднее и этике — принцип истолкования и обоснования мо­рали, счастье (блаженство) явля­ется высшей целью человеческой жизни. Предпосылкой античного Эвдемонизма является сократовская идея внутренней свобо­ды, достигаемой благодаря самосознанию личности и ее независимости от внешнего мира. Хотя Эвдемонизм возник одно­временно и в тесной связи с гедонизмом, они в известном смысле противостояли друг другу: счастье есть не просто длительное и гармоничное удовольствие (Аристо­тель), а результат преодоления стремления к чувств наслаждениям путём самоограничения, упражнения, аскезы, отрешение от привязанностей к внешнему миру и его благам и достигаемая при этом свобода от внешней необходимости и превратностей судьбы; это разумность, тождественная подлинной добродетели. Киники вы­ставляют в качестве жизненного принципа борьбу со страстями, порабощающими человека. Киренаики в сущности развивают те же мотивы: счастье зависит не от внешних обстоятельств, а от выработки правильного отношения к ним. Стоицизм характеризует внутреннюю сво­боду человека как радостную покорность судьбе, ибо значение для него имеет только то, что зависит от его отношения к внешним обстоятельствам, а не от преврат­ностей судьбы.

В новое время этот идеал внутренней свободы развивали многие философы, в особенности Спиноза, который с исключительной остротой поставил антитезу разумного познания и чувств, страстей и выдвинул чисто интеллек­туальное понимание блаженства («интеллектуальная любовь к богу»).

Аскетизм (от греч. aschthV — упражняющийся в чём-либо, а также отшельник, монах), ограничение или подавление чувств, желаний, добровольное перене­сение физической. боли, одиночества и т. п., присущие прак­тике некоторых философских школ (например, киников) и особенно различных религий (монашество и т. п.). Целью Аскетизма может быть достижение свободы от потребностей, со­средоточенности духа, подготовка к экстатическим состоя­ниям, обретение «сверхъестественных способностей» йога), в христианстве — соучастие в «страданиях» Христа и т. д. Нередкий мотив Аскетизма - отказ от пользования при­вилегиями в условиях общественного, неравенства (толстовство и др.). Аскетизм представляет собой одну из характер­ных черт ранних крестьянских движений.

Утилитаризм (от лат. utilitas — польза, выгода):

принцип оценки всех явлений с точки зрения их полезности, возможности служить средством для достижения какой либо цели.

Направление в этике, считающее пользу осно­вой нравственности и критерием человеческих поступков. Получило широкое распространение в Великобрита­нии в 19 в., отразив умонастроения некоторых слоев английской либеральной буржуазии. Бентам, основополож­ник Утилитаризма, считал основой морали полезность, которую он отождествлял с наслаждением. Исходя из натуралистического и неисторического понимания природы человека, Бентам видел конечное назначение морали в том, чтобы способствовать естественному стремлению людей испытывать наслаждение и избегать страданий. В содействии «наибольшему счастью» (удовольствию) для «наиболь­шего числа людей» и состоит, согласно Бентаму, смысл этических норм и принципов. Общее благоденствие он рас­сматривал как сумму благ всех отд. лиц

Способ мышления буржуа отразился в этике Бентама и в том, что он сводил проблему морального выбора к простому расчёту выгод и потерь, наслаждений и стра­даний, которые могут повлечь за собой различные дейст­вия. Дж. С. Милль попытался сгладить эгоистические моменты этики Утилитаризма. и пришёл в итоге к эклектическому соче­танию различных принципов.

Контрольные вопросы для СРС

1.Понятие аксиологии?

2.Что такое гедонизм, эвдемонизм, аскетизм, утилитаризм?

Темы рефератов

  1. Ценности в современном мире.

  2. Ценности: творчество, красота, любовь, творчество, искусство (на выбор).

Рекомендуемая литература

1. Введение в философию: Учебник для вузов. 2ч. – М.:

Политиздат, 1989 (ч.2).

2. Вундт В. Введение в философию. М., 2001.

3. Гуревич П.С. Основы философии. М., 2004.

4. Канке В.А. Философия. –М. 1997.

Эвдемонизм, ригоризм, гедонизм и утилитаризм в истории этики — Студопедия

Ответ: Эвдемони́зм (греч. ευδαιμονία — процветание, блаженство, счастье) — этическое направление, признающее критерием нравственности и основой поведения человека его стремление к достижению счастья. Согласно приверженцам эвдемонизма, наивысшим благом для человека является счастье. По словам Аристотеля, учение которого относят к эвдемонизму, счастье «мы всегда избираем ради него самого и никогда ради чего-то другого». Среди средневековых мыслителей эвдемонизм был свойственен учению Фомы Аквинского и сводился к утверждению, что наивысшее счастье заключается в познании Бога и возможности узреть его в грядущей жизни. Одним из критиков эвдемонизма в этике был Иммануил Кант, полагавший, что мотивом по-настоящему морального поступка может быть только долг, но не стремление к счастью. В 20 веке эвдемонизм потерял свою популярность. В восточной философии к эвдемонистическому учению можно отнести буддизм. Представители эвдемонизма: Аристотель, Вольтер, Гольбах, Дидро, Монтень, Сенека, стоики, Спиноза, Фома Аквинский, Эпикур, и др.

Ригори́зм (фр. rigorisme от лат. rigor — твёрдость, строгость) — строгость проведения какого-либо принципа (нормы) в поведении и мысли. Ригоризм исключает компромиссы и не учитывает другие принципы, отличные от исходного.

Обычно под ригоризмом понимают нравственный (моральный, моралистический, этический) ригоризм — ригоризм в проведении нравственных норм. Часто это слово используется в отрицательном смысле, для обозначения чрезмерно мелочной строгости в соблюдении правил нравственности. Ригоризм является важным понятием этики. Ригористичны многие религиозные и философские учения (например, стоицизм и пуританизм). Нередко ригоризм является выражением этического формализма (формальной этики).


Ригоризм является существенной чертой этики Иммануила Канта. Проявляется он в том, что, по Канту, критерием нравственности может быть только долг. Кроме того, Кант использовал термин «ригорист». Классифицируя нравственные позиции, он противопоставлял ригористов латитудинариям. Первые, например, стоики, не признают нравственно безразличных действий (др.-греч. ἀδιάφορα), а вторые признают.

Гедони́зм (др.-греч. ηδονή, лат. hedone — «наслаждение», «удовольствие») — этическое учение, согласно которому удовольствие является главной добродетелью, высшим благом и целью жизни. Разновидностью гедонизма является эвдемонизм. Антагонистом гедонизма является ангедонизм. Основоположником гедонизма считается древнегреческий философ Аристипп (435—355 гг. до н. э.), современник Сократа. Аристипп различает два состояния души человека: удовольствие как мягкое, нежное и боль как грубое, порывистое движение души. При этом не делается различия между видами удовольствия, каждое из которых в своей сущности качественно похоже на другое. Путь к счастью, по мнению Аристиппа, лежит в достижении максимального удовольствия, избегая при этом боли. Смысл жизни, по Аристиппу, находится именно в получении физического удовольствия. Эпикур описывает удовольствие как принцип удавшейся жизни. Целью в данном случае является не само удовлетворение, а избавление от страдания и несчастья. Высшим удовольствием и его мерой, согласно Эпикуру, является отсутствие боли и страдания.


Утилитари́зм (от лат. utilitas — польза, выгода) — направление в этике (этическая теория), согласно которому моральная ценность поведения или поступка определяется его полезностью. Зачатки утилитаризма содержатся уже в трудах древнегреческого философа Эпикура. В более полной форме учение было разработано Иеремией Бентамом. Согласно классической формулировке Бентама, морально то, что «приносит наибольшее счастье наибольшему количеству людей». Основные разногласия в теории утилитаризма относятся к определению понятий пользы и счастья. Бентам и многие другие философы считали пользой максимальное превосходство удовольствия над страданием.

Аскетизм — Студопедия

ПРИНЦИПЫ ЭТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Принцип этической жизни — это тот более или менее четко сформулированный и рационально выраженный способ, каким че­ловек определяет свою жизненную позицию, свое отношение к дру­гим людям и к важнейшим проблемам человеческого бытия. Прин­ципы иногда совпадают по названию с этическими концепциями. Например, гедонизм — это и этическая концепция, и принцип, ко­торым руководствуются в своей жизни некоторые люди, чаше всего и не подозревающие, что существует целая концепция, обосновы­вающая и оправдывающая стиль их поведения. Можно сказать, что этический принцип характеризует стиль жизни человека.

Мы расскажем здесь о некоторых основных принципах. Это альтруизм, эгоизм, гедонизм, аскетизм, нигилизм, утилитаризм, прагматизм, гуманизм, аморализм, имморализм.

Выше мы разбирали гедонизм как этическую концепцию, и сам принцип гедонизма — жить так, чтобы получать от жизни удоволь­ствие, стремиться к максимуму удовольствий (не обязательно чувст­венных, удовольствия могут быть и интеллектуальными) — непо­средственно вытекает из соответствующей этической концепции.

Гедонизм и его разновидность эвдемонизм являются антипода­ми аскетизма.

Аскетизм

Аскетизм (от греческого «аскет» — отшельник, монах) — это пренебрежение чувственным миром или даже полное его отрицание ради мира духовного. Часто это добровольное перенесение страда­ний, боли, отказ от общества, от семьи, уход из мира в монастырь и т. д. Цель аскетизма — развитие духа, достижение максимальной духовной концентрации, обретение сверхъестественных способно­стей. Все это свойственно и последователям йоги, и христианским мистикам, и идейным коммунистам, которые готовы были голодать сами и обречь на голод и мучения целые народы во имя скорейшего достижения светлого будущего. Всем известен предшественник та­ких коммунистов, герой романа «Что делать?» Рахметов, который спал на гвоздях, готовя себя к будущим испытаниям, и отказывался от минимальных удобств жизни для того, чтобы закалить свое тело.


Часто аскетизм как стиль индивидуальной жизни есть для аске­та лишь способ достижения более высоких духовных ценностей. Русский философ и богослов П. Флоренский отмечал, что святые отцы называли аскетику не наукой и даже не нравственной работой, а искусством, художеством, мало того — самым главным искусст­вом, художеством по преимуществу. Теоретическое знание — фило­софия — есть любовь к мудрости. Созерцательное знание, даваемое аскетикой, есть филокалия — любовь к красоте. «...Аскетика создает не «доброго» человека, а прекрасного, и отличительная особенность святых подвижников — вовсе не их «доброта», которая бывает и у плотских людей, даже у весьма грешных, а красота духовная, осле­пительная красота лучезарной светоносной личности...»63 '


Святой подвижник, реально приобщаясь к жизни в безусловной красоте, фактически еще при жизни преодолевает границу между двумя мирами, делая из себя «просиянную тварь».

В аскетизме различается телесное и плотское. Тело — это храм духа, тела могут быть духовными, сквозь оболочку тела, сквозь лицо и глаза может просвечивать дух. А плоть — это животное начало в человеке, выходящее из своих пределов, перестающее служить ос­новой духовному началу. Плоть, согласно Вл. Соловьеву, — это бы­тие, не владеющее собой, всецело обращенное наружу — пустота, голод и ненасытность, — расплывающееся во внешности и кончаю­щее реальным распадением. А дух — это бытие, вошедшее в себя, самообладающее. Дух требует ослабления плоти, переведения ее из действующего состояния в потенциальное. Таков нравственный смысл настоящего аскетизма.

Соловьев даже формулировал аскетический нравственный принцип, которому должен следовать любой человек: «Подчиняй плоть духу, насколько это нужно для его достоинства и независимо­сти. Имея окончательной, уповаемой целью быть полным господином физических сил своей и общей природы, ближайшею, обязательной сво­ей целью ставь: не быть по крайней мере закабаленным слугой бунтую­щей материи, или хаоса»64.

Преобладание духа над плотью необходимо для сохранения нравственного достоинства человека. Принцип истинного аскетиз­ма есть принцип духовного самосохранения. Но внутреннее самосо­хранение отдельного человека, существа хотя бы и духовного, счи­тал Вл. Соловьев, не может быть безусловным добром, или высшею и окончательною целью жизни. Рабство человека у плотских влече­ний, то есть у всего противоразумного, бессмысленного, превра­щающего его в худший вид животного, есть, без сомнения, зло. И в этом смысле никто не может возразить против аскетизма, то есть возведенного в принцип воздержания. Всякий согласен, что неспо­собность к сопротивлению животным инстинктам есть бессилие духа — нечто для человека постыдное и, следовательно, дурное. Значит, способность к такому сопротивлению есть добро и должна быть принята как норма, из которой могут вытекать определенные правила жизни. В этом пункте нравственная философия только уяс­няет и развивает то, что утверждается простым человеческим созна­нием. Помимо всяких принципов, — обжорство, пьянство, распут­ство непосредственно вызывают отвращение и презрение, а воздер­жание от этих пороков пользуется невольным уважением, то есть признается добром.

Эгоизм

Эгоизм (от латинского «ego» — Я) — принцип жизненной ори­ентации, основывающийся на мотивах себялюбия и своекорыстия. Эгоизм — это забота о себе даже за счет блага других. По самой сво­ей природе человеческая воля направляется не на всеобщее, а на собственное индивидуальное благополучие. «Любовь к самому себе, — писал О. Уайльд, — это единственный роман, длящийся по­жизненно». Нужны достаточно высокий уровень развития культуры, специфическое воспитание, чтобы человек научился больше думать о других, чем о себе. Чем больше культуры, тем меньше эгоизма.

Если нравственно воспитанный человек руководствуется прави­лом «Поступайте с людьми так, как хотели бы, чтобы они поступали с вами», то для эгоиста главный принцип: «Поступайте с людьми так, как они поступают с вами».

Конечно, ни один человек не бывает эгоистом в чистом виде в том смысле, что стремится исключительно к собственному благопо­лучию и совершенно нечувствителен к положению других. Всегда существует хотя бы небольшое число лиц, например родственники

и друзья, которым человек всегда готов помогать. Принцип эгоизма был признан в Новое время в качестве универсального мерила дея­тельности, прежде всего деятельности хозяйственной. Сам термин «эгоизм» возник в XVIII веке. Предполагалось, что человек, стре­мясь к собственной выгоде, например, строя завод, тем самым по­могает развитию общества.

Очень ярко вскрыл сущность эгоизма английский философ и врач (француз по происхождению) Бернард Мандевиль (1670—1733). В своем сатирическом произведении «Басня о пчелах» он писал, что социальное поведение основано на себялюбии. Себя­любие как разгул эгоизма является мощным стимулом, движущей силой поступков, подлинным базисом всего общества. Себялюбие есть не что иное, как самосохранение, борьба индивида за жизнен­ные средства и против противостоящих ему интересов других лю­дей. Себялюбие создает общую атмосферу тщеславия, которая це­ментирует общество. Каждый стремится к тому, чтобы заслужить признание остальных. Потребность индивида в признании других людей порождает моральное притворство и условности моральной жизни. Забота о благе других, любовь к другим, благотворитель­ность — все это только вывеска, за которой скрывается любовь к себе, чистый и последовательный эгоизм.

Эгоизм личности обнаруживается во всех социальных и возрас­тных группах и во всех сферах бытия. Он причиняет своим жертвам боль и страдания, моральный и материальный ущерб, порой даже ломает судьбы людей, разрушает коллективы и организации. Разве мы не слышим жалобы на чрезмерное себялюбие и своекорыстие наших детей, родителей, стариков, руководителей, бизнесменов? Разве не сталкиваемся с беззастенчивым игнорированием наших чувств, нужд, желаний? Разве не встречаем циничное корыстолюбие в области распределения благ и вознаграждений? Нередко упрекают партнеров, коллег, родственников и даже друзей в том, что они ду­мают лишь о себе, дружат только по соображениям пользы, тянут все на свою сторону и пр. Эгоизм по своей природе безграничен, писал А. Шопенгауэр, человек безусловно желает сохранить свое су­ществование, желает, чтобы оно было свободно от страданий, жела­ет возможно большего благосостояния и всякого наслаждения, к ка­кому он способен. Все, что этому противодействует, вызывает не­удовольствие, гнев, ненависть. Человек желает все иметь, но так как это невозможно, то он желает хотя бы всем повелевать. «Эгоизм ко­лоссален — он возвышается над миром, — не без основания писал пессимист А. Шопенгауэр. — Ибо если бы каждому отдельному человеку был предоставлен выбор между его собственным уничтоже­нием и гибелью всего мира, то мне нет нужды говорить, куда, в ог­ромном большинстве случаев, склонился бы этот выбор».[65]

Это качество точно описано Э. Фроммом: «Быть эгоистом — оз­начает, что я хочу всего для себя; что мне доставляет удовольствие владеть самому, а не делиться с другими; что я должен стать жад­ным, потому что если моей целью является обладание, то я тем больше значу, чем больше имею; что я должен испытывать антаго­низм по отношению ко всем другим людям: к своим покупателям, которых хочу обмануть, к своим конкурентам, которых хочу разо­рить, к своим рабочим, которых хочу эксплуатировать. Я никогда не могу быть удовлетворенным, так как моим желаниям нет конца; я должен завидовать тем, кто имеет больше...»[66]

Эгоизм — крайняя форма индивидуализма. Этика эгоизма, в от­личие от этики заботы, полностью игнорирует чувства и интересы окружающих. В этом смысле этику заботы можно назвать социаль­ной, а этику эгоизма — антисоциальной. Таким образом, мотивы своекорыстной личности отражают лишь ее собственные потребно­сти, ее индивидуальные устремления. Вот почему эгоист фокусирует все свои способности только на собственных чувствах и потребно­стях, правах и контрактах, считая их самыми важными на свете. Для себялюбивого человека, как правило, единственная реальность — лишь его собственное Я. Один из апологетов эгоизма, Макс Штир­нер, писал: «Для эгоиста нет ничего настолько высокого, чтобы он унизился перед ним, нет ничего настолько самостоятельного, чтобы он жил ради него, нет ничего святого, чтобы он пожертвовал собой для него»[67].

Эгоизм возрастает в угрожающих масштабах именно в периоды социальных катаклизмов, экономических кризисов, войн, когда в обществе острее ощущается скудность ресурсов выживания, когда ослаблена система контроля и расширены границы дозволенного.

Эгоизм очень часто, если не всегда, порождается чувством соб­ственной неполноценности. Эгоисты чаще других приписывают ок­ружающим предубежденность, агрессивность, злобу, завистливость, эгоизм и мстительность — весь набор деструктивных качеств. Онипроецируют собственные отрицательные наклонности на окружаю­щих, желая, быть может, такой проекцией оправдать собственные недостатки. В отличие от эгоистов, нравственный человек приписы­вает окружающим прежде всего нравственные черты: трудолюбие, вежливость, отзывчивость, патриотичность, честность, неподкуп­ность, порядочность и совестливость и т. д.

Французские философы XVIII века выступили с теорией «ра­зумного эгоизма», согласно которому основой добродетели является правильно понятый собственный интерес. Последователем этой теории французских философов в России был Н. Чернышевский. Разумная личность понимает, что ее личное счастье сочетается с об­щим благополучием. Наиболее убедительно Чернышевский изложил свою этическую теорию в романе «Что делать?». Один из персона­жей этого романа, Лопухов, жертвуя собой ради блага других, гово­рит: «Не такой я человек, чтобы приносить жертвы. Да их и не бы­вает, никто и не приносит, это фальшивое понятие: жертва — сапо­ги всмятку. Как приятнее, так и поступаешь».

Некоторые рассматривают этот аргумент как неопровержимое доказательство истинности гедонических теорий этики. В действительности это не так. Целью всякого нашего действия является реальная или вообра­жаемая ценность, которую мы любим, а чувство удовольствия, кото­рое нами переживается, — это только признак достижения цели, но, конечно, не цель сама по себе. Материалисты, подобные Черны­шевскому, не могут объяснить бескорыстную любовь к таким объ­ективным ценностям, как правда или красота, и поэтому пытаются истолковать всякое действие человека как следствие его стремления к удовольствию. То, что такие люди, как Чернышевский, посвятив­шие всю жизнь бескорыстному служению безличным ценностям, стремились объяснить свое поведение мотивами эгоизма, часто было следствием скромности, которая не позволяла им прибегать к таким высокопарным словам, как «совесть», «честь», «идеал» и т. д.

Эвдемонизм, ригоризм, гедонизм и утилитаризм в истории этики.
Подробности
Категория: Профессиональная этика юриста

  Гедонизм возник в IV веке до н.э. в Древней Греции, его представителями были Аристипп и Гегесий. Гедонисты счита­ли, что основа человеческой жизнедеятельности — наслажде­ния, удовольствия.

Страдание воспринималось как очевидное зло, которое необходимо избегать. Высшее наслаждение чело­век может получить в ходе научного познания окружающего мира.
  В эпоху средних веков западноевропейская мысль, имевшая по преимуществу религиозный характер, относилась к гедо­низму отрицательно из-за его ярко выраженного натурализма, то есть гедонисты видели истоки нравственности в природе, а не в божественной воле. В эпоху Возрождения и Нового време­ни принципы гедонизма вновь становятся популярными, но он начинается трактоваться, в первую очередь, как удовлетворе­ние чувственных влечений

В оппозиции гедонизму находится аскетизм, цель которо­го — подавление чувственных влечений. Те или иные формы аскетизма характерны для религиозных учений, воспринима­ющих чувственную жизнь как греховную.

Эвдемонизм — этическое направление, согласно которому смысл человеческой жизни состоит в естественном стремлении к счастью. Однако счастье не есть чувственное удовольствие. Счастье было объявлено целью всех стремлений. Но счастье отдельного человека не должно зависеть от изменчивого внеш­него мира.
   Эвдемонический принцип присутствует в этике Юма, осо­бенно большое значение он приобретает у Вольтера, Дидро, Руссо и Гельвеция.

Ригоризм означает подчинение воли нравственному закону. В ригористических учениях нравственность призвана обузды­вать естественное стремление к счастью: «человек живет не для радости, а для совести». Мыслители-ригористы утвержда­ли, что истинная нравственность никоим образом не связана с благополучием человека, с его эгоистическими интересами. Наоборот, она противостоит им, поэтому, как правило, праведный человек испытывает в жизни определенные пробле­мы — прежде всего, материальные. Этика ригоризма — это, в первую очередь, этика долга. В античной философии к этому направлению можно отнести киническую и стоическую шко­лы. В Новое время учение Канта выделяется своим ярко вы­раженным ригоризмом.

   В основе утилитаризма лежит частный интерес, и главной нравственной ценностью считается польза. Утилитаризм про­пагандировали древнегреческие софисты, видя в пользе осно­вание и конечную цель нравственных поступков. В Новое вре­мя возникло стремление связывать нравственность с реальны­ми интересами людей. Однако существует противоречие между частным интересом и интересом общим. Чтобы решить данное противоречие, была разработана теория разумного эгоизма, суть ее состояла в следующем: если человек в своих поступках руководствуется только собственными интересами, то следует учить его не отказу от эгоизма, а тому, чтобы он понимал свои интересы разумно, соотносил с общественной пользой. В этом случае интересы отдельных личностей не будут приходить в столкновение с интересами окружающих, а наоборот, будут со­четаться с ними.

    Идеализм обосновывает нравственность божественными, сверхъестественными причинами.
Сверхъестественное обоснование нравственности имеет бо­гатую традицию в истории этики. На первых этапах своего развития этика была настолько тесно связана с религией, что можно говорить об их неразрывности. Представители иде­ализма воспринимали Бога и мир как нечто, существующее независимо от человеческого сознания. Они утверждали, что нравственные законы, данные Богом, существуют вечно, неза­висимо от развития человеческого общества.

Гедонизм и аскетизм — Студопедия

Гедонизм –этический образец личности, утверждающий наслаждение, стремление к счастью, полноценному раскрытию возможностей тела и духа как высшее благо. Примером являются воззрения Эпикура.

Эпикур(341 - 270 до н.э.) - древнегреческий философ. Основал в Афинах философскую школу (эпикурейство). Этический девиз Эпикура – живи уединенно. Цель жизни – отсутствие страданий. Сами удовольствия не являются злом, но часто порождают беспокойство, страдание: «Не следует насиловать природу, следует повиноваться ей… необходимые желания исполняя, а также естественные, если они не вредят, а вредные сурово подавляя».

Удовольствие, по Эпикуру, состоит в философской отрешенности от всего суетного, преходящего. «Поэтому удовольствие как принцип этики у Эпикура выражается не в пьянстве или обжорстве, а в умеренности. «Когда мы говорим, что благо – наслаждение, - пишет Эпикур, - то это не указание на обжор и лентяев, ветреников и прощелыг, которые игнорируют или не понимают нашего учения. Мы говорим и указываем на отсутствие телесного страдания, беспокойства. Это не непрерывные празднества, не томление младых дев, не все то, чем изобильный стол нас искушает, но трезвое обсуждение, доискивающееся последних причин каждого акта выбора или отказа, которое разоблачает все фальшивые мнения, от коих все душевные треволнения исходят». Страх перед смертью, согласно Эпикуру, также связан с «фальшивым мнением» о ней. Бояться смерти, учил Эпикур, нет никаких оснований. Ведь со смертью мы практически не встречаемся: когда мы есть, ее еще нет, а когда она есть, нас уже нет».


Эпикур считал, что счастье бывает двух родов: «высочайшим, которое уже нельзя умножить», и другое, которое «допускает и прибавление, и убавление наслаждений». Первое свойственно богам, второе – людям. Эти идеи получили развитие в виде разграничения между земным счастьем и потусторонним блаженством.

Дальнейшее развитие гедонистический образец личности получил в эпоху Ренессанса, когда формировалась гуманистическая этика, провозгласившая право на естественные приобретенные от природы потребности и склонности человека. В трактатах «О наслаждении, как истинном благе» (Л. Валла) и «Введение в науку о морали» (Бруни-Аритино) присутствовала критика религиозного учения о греховности плоти, и формировался принцип индивидуализма.


Итак, гедонизм есть нормативный образец личности, противоположный аскетизму и являющийся попыткой осмыслить амбивалентную природу человека.

Аскетизм - этический образец личности, утверждающий ограничение, подавление чувственных желаний (умерщвление плоти). Вслед за культурой человеческого тела, свободных диалогов Платона, научного полета мысли Архимеда, пришло время молитвы, покаяния, созерцания духа, а не плоти. Скульптура – наиболее распространенный в античности вид искусства, уступила место более возвышенной и менее плотской (c христианской точки зрения) форме творчества – иконописи.

Цель аскетизма – достижение свободы от материальных потребностей, сосредоточенность духовного пространства. Например, институт монашества предусматривает аскетизм священнослужителей (посты, безбрачие, самоистязание, уединенный образ жизни) и создает вокруг них ореол святости.

Главенство души над телом, веры над разумом составляет особенность эпохи Средневековья. Философия считалась «служанкой богословия» (Иоанн Дамаскин). Идеалом являлся не свободно мыслящий человек, а монах-аскет, связывавший все происходящее в мире с божественной волей. Крупнейший систематизатор религиозно-философской средневековой традиции Иоанн Дамаскин(675-750) утверждал, что истинная мудрость есть Бог. Аврелий Августин Блаженный(354-430) – христианский богослов, уверенный в том, что вера предшествует знанию. В трактате «О свободном решении» Августин выстраивает следующую этическую систему: человек обладает моральной свободой поступать по-доброму или по-злому. Источником мирового зла, таким образом, становится не Бог, а злая воля. Высшая справедливость в итоге воздает каждому по его заслугам. На современное общество Августин смотрел скептически. «Море, горькое от соли, мятущееся от бурь, - символ этого мира», - пишет он. Христос – наша надежда в этом мире: «Уловленные в море сетями веры, возрадуемся, что мы плывем по нему в этих сетях; хотя и свирепствует буря, но сети эти притянут нас к берегу». Берег, таким образом, - это переход из этого мира в мир иной. Блаженный Августин жил в эпоху потрясений, катаклизмов. В 410 Аларих I, король вестготов, захватил и разграбил Рим. Падение «Вечного города» было воспринято как конец прошлого, разрыв связующего звена истории. В это время Августин пишет сочинение «О граде Божием». Здесь он противопоставляет два вида человеческой общности. Первая («град земной») – это государственность. В нем все основано на любви к себе. Политиков, государственных мужей христианский философ называет «шайкой разбойников». «Град земной» - это презрение к Богу, его законам. «Град Божий» - антитеза «града земного». Духовная общность – его основа. Любовь к Богу возвышается в нем над эгоизмом, себялюбием, алчностью. Августин проповедовал ненасилие: «Значение любви состоит в том, чтобы человек желал ближнему того же самого добра, какого желает и себе самому, и не желал ему того зла, какого не желает себе».

Фома Аквинский (1226-1274) – другой выдающийся христианский мыслитель. Он написал около 40 трудов. Фундаментальными принято считать такие трактаты: «Сумма теологии» и «Сумма против язычников». Фома Аквинский считал, что познание истины возможно как с помощью чувств, так и посредством абстрактного мышления. Человек наделен свыше двумя типами интеллекта. Первый – пассивный, который усваивает опыт. Второй – активный, он является источником познания. Сущность человеческой личности составляет бессмертие. Цель нашей жизни, говорит Фома Аквинский, - это мышление и стремление к познанию мира. Главное условие человеческой жизни – наличие морального закона, данного божественным откровением и поддерживаемого верой. Совесть в этической концепции этого моралиста есть акт оценки человеческих деяний в аспекте их отношения к добру и злу.

Под бытием Фома Аквинский понимал христианского Бога, сотворившего мир. Человеческая душа, не будучи связанной с материей, не погибает со смертью тела. Она – это двигатель тела и его форма. У человека есть возможность быть тем или иным, но она зависит от Бога, нуждается в его воле. Поскольку Бог – первопричина всего, то человек в рамках своей жизнедеятельности советуется с Богом, реализуя свободную волю как добрую волю. В этом ключе надо рассматривать и его этико-педагогическую концепцию. Фома Аквинский выделяет два способа обучения. Первый – «через открытие». Человек самостоятельно познает естественные законы. Второй – «через наставление». Посредник, учитель христианской морали помогает нам разобраться в тайнах бытия, открывает человеку путь к знанию.

Средневековый аскетизм эволюционировал в «буржуазную бережливость» (Ф. Энгельс). В то же время среди представителей аскетизма было немало людей, много сделавших для своего Отечества: Феодосий Печерский, древнерусский писатель, игумен Киево-Печерского монастыря, митрополит Иларион, древнерусский писатель, автор «Слова о законе и благодати», Сергий Радонежский, преобразователь русского монашества, игумен Троицкого монастыря, Александр Пересвет и Родион Ослябя, монахи Троицкого монастыря, герои Куликовской битвы, Андрей Рублев, русский иконописец, Нил Сорский, основатель и глава нестяжательства в России, протопоп Аввакум, глава русского старообрядчества, Серафим Саровский, один из наиболее почитаемых Русской православной церковью святых, Константин Леонтьев, русский философ-консерватор, Иоанн Кронштадтский, русский проповедник и духовный писатель. Они доказали, что подвиг аскетизма не может быть отдален от простых людей и не должен быть слишком недосягаем. Иначе свою функцию ориентира он выполнить не сможет. Неслучайно воплощение нравственного совершенства и безупречности для христиан – Иисус Христос - богочеловек, соединяющий в себе как божественную, так и человеческую природу.

Вопрос 6. Эвдемонизм, ригоризм, гедонизм и утилитаризм в истории этики

Эвдемонизм (греч. блаженство, счастье) - методологический принцип этики, близкий гедонизму. Наиболее полно проявился еще в этических теориях античного мира (Демокрит, Сократ, Аристотель). Гл. критерием нравственности и основой морального поведения человека Э. считает стремление к счастью: личному - индивидуалистический, общественному - социальный Э. Сторонниками Э. были и фр. материалисты 18 в. (Гельвеции, Дидро), объявившие счастье человека конечной целью всякого об-ва и всякой полезной человеческой деятельности. Эодемонистская этика неизмеримо выше христианской своей активностью и гуманностью, поскольку зовет к счастью на земле, а не в загробном мире. Однако Э. придает понятию счастья некий общечеловеческий, надысторический смысл, в то время как в об-ве с антагонистическими классами нет и не может быть единого представления о назначении человека. Последнее всегда социально обусловлено. Поэтому эвдемонистическое обоснование нравственности не является научным.

Ригори́зм (фр. rigorisme от лат. rigor — твёрдость, строгость) — строгость проведения какого-либо принципа (нормы) в поведении и мысли. Ригоризм исключает компромиссы и не учитывает другие принципы, отличные от исходного.

Обычно под ригоризмом понимают нравственный (моральный, моралистический, этический) ригоризм — ригоризм в проведении нравственных норм. Часто это слово используется в отрицательном смысле, для обозначения чрезмерно мелочной строгости в соблюдении правил нравственности.

Ригоризм является важным понятием этики. Ригористичны многие религиозные и философские учения (например, стоицизм и пуританизм). Нередко ригоризм является выражением этического формализма (формальной этики).

Ригоризм является существенной чертой этики Иммануила Канта. Проявляется он в том, что, по Канту, критерием нравственности может быть только долг. Нравственными признаются лишь те поступки, которые совершены по велению долга. Если поступок не противоречит требованиям долга или даже соответствует им, но совершается из других побуждений (например, из склонности), то он не является нравственным.



Гедонизм (греч. hedone — наслаждение) — широко применявшийся в истории этической мысли способ обоснования морали и истолкования ее природы и целей. Все содержание разнообразных моральных требований Г. сводит к общей цели — к получению наслаждения и избежанию страдания.

Эта цель рассматривается как осн. движущее начало в человеке, заложенное в него природой (Натурализм) и в конечном счете определяющее все его действия. Как принцип нравственности, предписывающий людям стремление к земным радостям, Г. (как и эвдемонизм) противоположен аскетизму. В Древн. Греции одними из первых философов, проводивших принцип Г. в этике, были Демокрит и Аристипп.

Наиболее же известен своим обоснованием Г. Эпикур, с именем к-рого связывается целое течение в теории морали — эпикуреизм. Идеи Г. проповедовал также римский последователь Эпикура Лукреций. В эпоху средневековья идеологи христианской церкви резко осуждали Г., считая земные наслаждения греховными (Грех). Принцип Г. в этике вновь возрождается в эпоху возникновения и утверждения буржуазных отношений.

Это не случайно, поскольку он как нельзя лучше отвечал «классическому» буржуазному воззрению на человека прежде всего как на частного предпринимателя (движущим началом об-ва является частное лицо, преследующее свои собственные интересы, целью об-ва и, следовательно, морали должно быть благо этого частного лица, а его материальное благополучие является в конечном счете содержанием общечеловеческого блага).

Гоббс, Локк, П. Гассенди, Спиноза, фр. материалисты XVIII в. в борьбе против религиозного пони« мания нравственности часто прибегали к гедонистическому истолкованию морали. В дальнейшем принцип Г. нашел наиболее полное выражение в утилитаризме. Идеи Г. разделяют мн. теоретики совр. буржуазной этики — Дж. Сантаяна, М. Шлик, Д. Дрейя и др. В древности и в новое время Г. играл в целом прогрессивную роль в этике, поскольку он противостоял религиозной нравственности и представлял собой попытку истолковать мораль в материалистических позиций.

Однако его нельзя считать научным принципом этической теории. Тем более он не отвечает совр. уровню знаний о человеке. Марксистская наука рассматривает человека прежде всего как существо общественное. С этой т. зр. сведение всех многообразных человеческих потребностей к получению наслаждения является крайним упрощением и в конечном итоге исходит из биологического или чисто психологического понимания человека как только природного существа.

Гедонистический принцип носит, кроме того, индивидуалистический характер и часто тяготеет к этическому релятивизму. Сами наслаждения, к к-рым стремятся люди, имеют конкретно-историческую природу; их содержание неодинаково в разные исторические эпохи и у разных социальных групп. Поэтому только в социальной практике следует искать происхождение всех стремлений и целей, к-рые ставят перед собой люди.

В совр. буржуазном об-ве формируется комплекс моральных представлений анархо-Г., где .мистифицируются и обожествляются «природные» склонности человека к безграничным наслаждениям, отвергаются трудовая дисциплина, социальные обязанности, культурные и моральные нормы как опора консерватизма (Нигилизм), выдвигаются требования поиска новых неконтролируемых наслаждений, возрождения примитивных связей между людьми, узаконения аморализма.

Анархо-Г. служит, с одной стороны, крайним средством для массового распространения морали потребительства, а с др. — способом отвлечения критически настроенных слоев буржуазного об-ва от подлинно революционной морали.

Утилитари́зм (от лат. utilitas — польза, выгода) — направление в этике (этическая теория), согласно которому моральная ценность поведения или поступка определяется его полезностью. Зачатки утилитаризма содержатся уже в трудах древнегреческого философа Эпикура. В более полной форме учение было разработано Иеремией Бентамом. Согласно классической формулировке Бентама, морально то, что «приносит наибольшее счастье наибольшему количеству людей». Основные разногласия в теории утилитаризма относятся к определению понятий пользы и счастья. Бентам и многие другие философы считали пользой максимальное превосходство удовольствия над страданием.

Некоторые философы, например, австралиец Питер Сингер, рассматривают «счастье» как наиболее полное удовлетворение предпочтений и желаний человека, даже если оно не связано с максимализацией удовольствия.

гедонизм против эвдемонизма, образец эссе

1 страница, 303 слова

Гедонистической деятельностью, которой я занимался, было исследование и покупка нового ноутбука. Мне не «нужен» один, потому что у меня уже был старый нетбук (медленный) и другой ноутбук (большой и тяжелый).

Я провел много часов в Интернете, счастливо ища идеальное сочетание скорости, времени автономной работы, графики, размера и цены, и в итоге получил 12-дюймовый нетбук Lamborghini Asus. Даже если бы я не мог позволить себе машину, теперь у меня мог бы быть фирменный компьютер, включая глубокий, хриплый (фактически жестяной) звук vroom, vroom с загрузкой evey.

Все аспекты покупки прошли гладко, цена продажи доставила мне немедленную радость, и ожидание продукта было захватывающим. После получения компьютера мои ощущения немного уменьшились: ноутбук оказался немного больше и тяжелее, чем я надеялся. Я почти решил купить другой компьютер, когда преобладал здравый смысл. Я сохранил ноутбук и решил жить с любыми предполагаемыми ограничениями. Эудемоническая деятельность, которой я занимался, заключалась в том, чтобы отдать всю мою домашнюю мебель благотворительной организации, которая помогает семьям беженцев, новичкам в нашей стране.(Я планирую переехать в другой город, так что это не так безумно, как кажется).

Я позвонил в благотворительность и договорился о том, чтобы забрать мой кожаный гостинный гарнитур, столовый набор из цельного дерева, семейную мебель для семейной реликвии и другие разные предметы. Я также должен был найти друга, когда они приехали, потому что я должен был работать. Я нервничал по поводу возможности отдать свои «заветные» вещи и не был уверен, что я совершил ошибку. Однако впоследствии я получил благодарственное письмо от одного из добровольцев, который сделал все это стоящим.Я могу перечитать его в любое время, когда оно захочет, и оно стоит гораздо больше, чем любое количество материальных благ.

1 страница, 488 слов

Очерк персональных компьютеров и ноутбуков

... наиболее распространенные люди используют персональный компьютер и портативный компьютер. Большинство людей сказали бы, что нет такой ... плоской поверхности. Что касается памяти, ноутбуки проводят только двадцать пять концертов. Сами ноутбуки имеют пластиковый экран, который уменьшает ... мышь, которую люди используют для наведения и щелчка.Ноутбук - это легкий и портативный компьютер для удобной транспортировки ...

,

Гедонизм против Eudemonism Эссе - 302 слова

Гедонистической деятельностью, которой я занимался, было исследование и покупка нового ноутбука. Мне не «нужен» один, потому что у меня уже был старый нетбук (медленный) и другой ноутбук (большой и тяжелый). Я провел много часов в Интернете, с радостью отыскивая идеальное сочетание скорости, времени автономной работы, графики, размера и цены, и в итоге получил 12-дюймовый нетбук Lamborghini Asus. Даже если бы я не мог позволить себе машину, теперь у меня мог бы быть фирменный компьютер, включая глубокий, хриплый (фактически жестяной) звук vroom, vroom с загрузкой evey.Все аспекты покупки прошли гладко, цена продажи доставила мне немедленную радость, и ожидание продукта было захватывающим. После получения компьютера мои ощущения немного уменьшились: ноутбук оказался немного больше и тяжелее, чем я надеялся. Я почти решил купить другой компьютер, когда преобладал здравый смысл. Я сохранил ноутбук и решил жить с любыми предполагаемыми ограничениями. Эудемоническая деятельность, которой я занимался, заключалась в том, чтобы отдать всю мою домашнюю мебель благотворительной организации, которая помогает семьям беженцев, новичкам в нашей стране.(Я планирую переехать в другой город, так что это не так безумно, как кажется). Я позвонил в благотворительную организацию и договорился о том, чтобы забрать мой кожаный гостинный гарнитур, столовую из массива дерева, мебель для спальни семейной реликвии и другие разные предметы. Я также должен был найти друга, когда они приехали, потому что я должен был работать. Я нервничал по поводу возможности отдать свои «заветные» вещи и не был уверен, что я совершил ошибку. Однако впоследствии я получил благодарственное письмо от одного из добровольцев, который сделал все это стоящим.Я могу перечитать его в любое время, когда оно захочет, и оно стоит гораздо больше, чем любое количество материальных благ.
Продолжить чтение

Пожалуйста, присоединитесь к StudyMode, чтобы прочитать полный документ

,

католическая энциклопедия: гедонизм

Пожалуйста, помогите поддержать миссию New Advent и получите полное содержимое этого сайта для мгновенной загрузки. Включает в себя Католическую энциклопедию, отцов Церкви, Сумму, Библию и многое другое - всего за $ 19,99 ...

( hedoné, удовольствия).

Имя, данное группе этических систем, которые с различными модификациями считают, что чувство удовольствия или счастья является высшей и конечной целью поведения; что, следовательно, те действия, которые увеличивают сумму удовольствия, тем самым являются правильными, и, наоборот, то, что увеличивает боль, является неправильным.

История

Отцом гедонизма был Аристипп из Кирены. Он учил, что удовольствие является универсальным и конечным объектом усилий. Под удовольствием он имел в виду не только чувственное удовлетворение, но и высшие формы удовольствия, душевные удовольствия, домашнюю любовь, дружбу и моральное удовлетворение. Его последователи, однако, превратили эту систему в призыв к самоуничижению (см. Киренейская школа философии).

К Киренаике пришла Школа Эпикура, которая подчеркнула превосходство социальных и интеллектуальных удовольствий над чувствами.Он также придал больше достоинства гедонистической доктрине, объединив ее с атомной теорией материи; и этот синтез находит свое законченное выражение в материалистическом детерминизме римского поэта Лукреция. Эпикур учил, что боль и сдержанность имеют гедонистическое значение; для боли иногда является необходимым средством для здоровья и удовольствия; в то время как самоограничение и осмотрительный аскетизм необходимы, если мы обеспечим себе максимум удовольствия (см. Эпикурейство). С разрушением старых римских идеалов и ростом империализма в Риме процветала эпикурейская философия.Это ускорило разрушение языческих религиозных верований и в то же время стало одной из сил, противостоящих христианству.

Возрождение гедонистических принципов в наше время можно проследить по линии английских философов Гоббса, Хартли, Бентама, Джеймса Милля, Джона Стюарта Милля, двух Остинов и, совсем недавно, Александра Бэйна, которые широко известны. как утилитаристы. Герберт Спенсер принял в свою эволюционную теорию этики принцип, согласно которому различающая норма добра и зла - это удовольствие и боль, хотя он заменил прогресс жизни гедонистическим концом.

Экспозиция

Современные гедонисты иногда классифицируются в эгоистических и альтруистических . Классификация, однако, не совсем удовлетворительна применительно к авторам; для многих гедонистов объединяют эгоистическое с альтруистическим принципом. Различие, однако, может быть удобно принято в отношении принципов, лежащих в основе различных форм доктрины. Утверждение, что счастье - это конец поведения, сразу же ставит вопрос: чье счастье? На этот эгоизм отвечает: счастье агента; в то время как альтруистический гедонизм отвечает: счастье всех заинтересованных сторон, или, если использовать классическую в литературе этой школы фразу, «величайшее счастье наибольшего числа».Возможно, единственный основательный эгоистичный гедонист - это Томас Гоббс, хотя во многих местах Бентам также провозглашает себя бескомпромиссным апостолом эгоизма (см. ЭГОИЗМ), в то время как в других местах он, как Дж.С. Мельница, расширяется в альтруизм. Внутренние трудности в задаче построения любого порядочного морального кодекса по эгоистическому принципу вместе с деструктивной критикой, с которой сталкивались любые такие попытки, заставили гедонистов заменить счастье всех заинтересованных сторон счастьем личности.Попытка перехода от одного к другому предпринимается с помощью психологического анализа, который показал бы, что благодаря действию закона ассоциации идей мы начинаем любить объекты ради самих себя, которые в первую очередь мы любили по эгоистичным мотивам. , Это в определенной степени верно, но случаи, в которых это может произойти, далеко не соответствуют тому диапазону, который должен был бы охватить принцип, чтобы оправдать теорию. Кроме того, принимая счастье других как цель, гедонист теряет единственное подобие доказательства, которое он должен был предложить в поддержку своего первого утверждения, что счастье - это конец, а именно.что каждый человек желает счастья и больше ничего не может желать; только слишком ясно, что не все желают счастья всех остальных. Другая модификация была введена для удовлетворения критики, что, если удовольствие является стандартом добра и зла, чувственная снисходительность так же хороша, как и самая благородная форма самопожертвования. Гедонисты или, по крайней мере, некоторые из них ответили, что нужно принимать во внимание не только количество удовольствия, но и качество. Есть высшие и низшие удовольствия; и высшее более желательно, чем низшее; поэтому поведение, которое нацелено на более высокое, тем лучше.Но если таким образом удовольствия должны быть разделены на более высокие и более низкие, независимо от количества, гедонистический стандарт, по сути, смещается, и к нему обращается или подразумевается какая-то другая конечная шкала моральной оценки. Субъективная норма, приятное чувство, заставляет уйти в отставку в пользу какой-то неназванной объективной нормы, которая диктует, что агент должен следовать. Это самоубийство гедонизма. Другие сторонники системы, вопреки ее первоначальному принципу, ввели первичный альтруистический импульс, координирующий и контролирующий эгоизм как источник действия.

Критика

Основные ошибки гедонизма и основные неопровержимые возражения против теории могут быть кратко изложены следующим образом:

(1) Он основан на ложном психологическом анализе; склонность, аппетит, конец и добро фиксируются в природе, предшествующей приятному чувству. Удовольствие зависит от получения какого-либо блага, которое предшествует получению удовольствия от его приобретения. Счастье или удовольствие, сопровождающее хорошее поведение, является следствием, а не составляющей морального качества действия.

(2) Оно ложно полагает, что удовольствие является единственным мотивом действия. Эта точка зрения подтверждается ошибкой, что приятное и желаемое являются взаимозаменяемыми терминами.

(3) Даже если бы было допущено, что удовольствие и боль представляют собой стандарт добра и зла, этот стандарт был бы совершенно невыполнимым. Удовольствия не соизмеримы ни друг с другом, ни с болью; кроме того, ни один человеческий разум не может рассчитать количество удовольствия и боли, которые будут вызваны данным действием.Эта задача невозможна даже тогда, когда нужно учитывать только удовольствие агента. Когда нужно измерить удовольствие и боль "всех заинтересованных", предложение становится просто абсурдом.

(4) Эгоистический гедонизм уменьшает всякую доброжелательность, самопожертвование и любовь к праву на простой эгоизм. Для альтруистического гедонизма невозможно избежать того же самого завершения, кроме как за счет последовательности.

(5) Никакой общий кодекс морали не может быть установлен на основе удовольствия.Удовольствие - это, по сути, субъективное чувство, и только человек является компетентным судьей того, сколько удовольствия или боли ему дает действие. Что является более приятным для одного, может быть меньше для другого. Следовательно, по гедонистическим соображениям очевидно, что не может быть постоянной и универсально действующей границы между правильным и неправильным.

(6) У гедонизма нет оснований для моральных обязательств, нет санкций за долг. Если я должен стремиться к собственному счастью, и если поведение, которое ведет к счастью, хорошо, худший упрек, который может быть обращен ко мне, каким бы ни было мое поведение, заключается в том, что я сделал неосторожный выбор.

Гедонисты присвоили термин счастье как эквивалент всей совокупности приятных или приятных чувств. То же слово используется в английском переводе латинского beatitudo и греческого eudaimonía, , что означает концепцию, совершенно отличную от гедонистической. Аристотелевская идея более правильно представлена ​​в английском языке под термином благополучие. Это означает состояние совершенства, в котором человек состоит, когда он выполняет свою высшую способность, в своей высшей функции, на его высшем благе.Поскольку они не уделяют должного внимания этому различию, некоторые авторы относят эвдемонизм к гедонистическим системам. Гедонизм иногда претендует на заслугу значительных усилий в социальной реформе в Англии, которую продвигали признанные утилитаристы; и повсюду движения, обычно называемые альтруизмом, указываются как памятники практической ценности гедонистического принципа «величайшее благо наибольшего числа». Но следует заметить, что этот принцип может иметь другой генезис и другую роль в этике, чем те, которые приписаны ему гедонизмом.Кроме того, как указал Грин, утилитаристы нелогично аннексировали его, и плоды, которые он принес в своей политической деятельности, должны быть приписаны ему в его демократическом, а не гедонистическом характере.

Об этой странице

APA цитирование. Fox, J. (1910). Гедонизм. В католической энциклопедии. Нью-Йорк: Роберт Эпплтон. http://www.newadvent.org/cathen/07187a.htm

MLA цитирование. Фокс, Джеймс. "Гедонизм." Католическая энциклопедия.Том 7. Нью-Йорк: компания Robert Appleton, 1910. .

Транскрипция . Эта статья была переписана для New Advent Риком Маккарти.

Церковная апробация. Nihil Obstat. 1 июня 1910 года. Реми Лафорт, С.Т.Д., Цензор. Имприматур. + Джон Кардинал Фарли, архиепископ Нью-Йорка.

Контактная информация. Редактором New Advent является Кевин Найт. Мой адрес электронной почты веб-мастер на newadvent.орг. К сожалению, я не могу ответить на каждое письмо, но я очень ценю ваши отзывы - особенно уведомления об опечатках и неуместных объявлениях.

,

Статья об эвдемонизме от «Свободного словаря»

: в древние времена толкование жизни, а затем, в этике, толкование и теоретическое обоснование морали в соответствии с принципом, согласно которому счастье или «блаженство» является высшей целью человека.

Предпосылкой древнего евдемонизма была идея Сократа о внутренней свободе, достижимой благодаря самопознанию и независимости человека от внешнего мира. Хотя эвдемонизм и гедонизм возникли одновременно и были тесно взаимосвязаны, в определенном смысле они противоположны.Счастье - это не просто длительное и гармоничное удовольствие Аристотеля, а скорее результат преодоления стремления к чувственному удовлетворению - результат, достигнутый с помощью практики, самоограничения, аскетизма, отказа от привязанности к внешнему миру и его благословениям, и, как следствие, свободы от внешнего необходимость и от превратностей жизни; счастье - разумное рассуждение, идентичное истинной добродетели.

Для циников руководящим принципом жизни является борьба со страстями, порабощающими человечество.Доктрина Киренаиков по сути является разработкой тех же мотивов, а именно, что счастье зависит не от внешних обстоятельств, а от правильного отношения к ним. Стоики определяют внутреннюю свободу человека как радостное подчинение судьбе, поскольку то, что имеет значение для человека, зависит только от отношения человека к внешним обстоятельствам, а не от превратностей жизни.

В современную эпоху этот идеал внутренней свободы был развит многими философами; В частности, Б. Спиноза проявил исключительную остроту в своей противоположности между рациональным сознанием и чувственными страстями и в своей чисто интеллектуальной концепции блаженства - amor del интеллектуальных , или «интеллектуальная любовь к богу».

Французские материалисты, такие как К. А. Гельвеций и П. Гольбах, дали откровенно гедонистскую концепцию счастья; натуралистические мотивы стали преобладающими в эвдемонизме, что особенно заметно в английском утилитаризме.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

*

*