Персуазивность это: Вы точно человек? – Вы точно человек?

Содержание

Понятие «персуазивность» в контексте политического дискурса

На современном этапе лингвистических исследований термин пер-суазивность не является устоявшимся, а само понятие часто трактуется неоднозначно. В данной статье предпринимается попытка рассмотреть понятие персуазивности и определить его границы в контексте исследований политического дискурса.

Ван Дейк отмечал: «Дискурс это сложное коммуникативное явление, включающее кроме текста еще и экстралингвистические факторы (знания о мире, мнения, установки, цели адресанта), необходимые для понимания текста. … Речевой поток, язык в его постоянном движении, вбирающий в себя всё многообразие исторической эпохи, индивидуальных и социальных особенностей как коммуниканта, так и коммуникативной ситуации, в которой происходит общение» (ван Дейк 1989: 8-9). Таким образом, под политическим дискурсом в данной статье понимаются все тексты, отображающие политическую и идеологическую практику конкретного государства, отдельных партий и течений в определенную эпоху, через которые актуализируется общественное сознание. Политические типы текста сегодня анализируются преимущественно с практической перспективы как действительность тех форм проявления речевого поведения, которые являются стратегическими и ориентированны на успех адресанта в коммуникативном процессе, а также ставят перед собой цель намеренно и без принуждения воздействовать на адресата. В политической сфере отправитель пытается привлечь на свою сторону получателя с помощью языковых или экстралингвистических средств. Соответственно такие типы текстов можно рассматривать как носители определённых коммуникативных функций, которые рассматриваются как способ передачи персуазивных пропозиций (Pohl 1998: 256). Наличие таких коммуникативных функций предполагает осуществление определённого рода коммуникации. Такую коммуникацию можно рассматривать как персуазивную.

Под персуазивной коммуникацией (или персуазивным речевым действием) понимается комплексная речевая деятельность с целью изменения или формирования конкретного отношения у адресата, который должен способствовать выполнению или невыполнению коммуникативных действий (Mann 1999: 1). Под отношением (attitude) здесь следует понимать «совокупность представлений говорящего об обсуждаемом положении дел, отражающихся в семантической и прагматической структуре языковых выражений» (АРСЛС 2001: 31). Многие лингвисты понимают под персуазивностью «тип ментального речевого взаимодействия коммуникантов, при котором адресантом осуществляется попытка преимущественно вербального воздействия на ментальную сферу реципиента с целью изменения его поведения» (Логинова 2005: 241). Они фактически отождествляют это понятие с персуазивной коммуникацией. Далее мы постараемся разграничить эти два понятия.

Персуазивная коммуникация осуществляется через конкретные пер-суазивные действия: убеждение, переубеждение и уговоры. Основополагающей функцией персуазивного речевого действия является воздействие на адресата. Целью такого воздействия является изменение получателем своей интерпретации действительности в пользу отправителя, т. е. его отношения и как следствие его поведения. Несмотря на частую взаимную подмену этих понятий, они имеют существенные различия. Убеждение это тип речевого воздействия на сознание реципиента посредством изменения его прежних суждений, ментального состояния, отношения к объекту и поведения. Переубеждение это процесс замены или трансформации ранее сформированного убеждения под влиянием дополнительной или разъясняющей информации, полученной из разных источников и в различных ситуациях. Уговоры это способ закрепления интересов, позиции отправителя. Д.О’Киф, основываясь на собственной речевой практике в исследовании влияния отдельных факторов убеждения, определяет персуазивное речевое действие как успешную преднамеренную попытку оказания влияния на ментальное состояние адресата через коммуникацию при условии, что адресат обладает определённой свободой выбора (O’Keefe 1990: 17). Итак, свобода выбора адресата должна обязательно соблюдаться в персуазивной коммуникативной ситуации, иначе адресант будет использовать уже другое коммуникативное действие, например, приказ.

Другая важная характеристика персуазивной коммуникации это взаимодействие тактик уговоров, убеждения и переубеждения. Оба процесса направлены на совпадение отношения в соответствии с целью действия между адресантом и адресатом, однако убеждение и переубеждение базируются на рациональной аргументации и обосновании, в то время как уговоры используют актуализацию иррациональности через эмоциональность, стереотипы, предрассудки и т.п. (Drinkmann, Groeben 1989: 5). Если пользоваться терминологией Ш.Чайкен, то убеждению и переубеждению соответствует систематический способ мышления, который предполагает активную и творческую позицию адресата, а уговорам соответствует эвристический способ мышления, который характеризуется не столько активной позицией адресата, сколько эмоциональностью и экспрессивностью адресанта (Chaiken, Liberman, Eagly 1989). Таким образом, можно сделать следующий вывод: чем экспрессивнее речевое воздействие адресанта, тем оно менее аргументативно и, соответственно, эффект влияния убеждения и переубеждения будет более длительным, нежели эффект от последней формы персуазивного речевого действия.

Так как персуазивная коммуникация является основой политической коммуникации, но может также реализовываться и в других типах дискурса, например в дискурсе рекламы, то персуазивную и политическую коммуникацию можно рассматривать соответственно как инвариант и вариант. Отсюда следует, что политический текст должен рассматриваться с точки зрения прагматической теории текста как персуазивное речевое действие, в основе которого находятся коммуникативные персуазивные стратегии.

В специальной литературе сегодня нет единства относительно понятия «коммуникативная стратегия». Х.Ленк указывает на то, что дефиниция этого понятия либо отсутствует, либо понимается слишком широко. В большинстве случаев за этим понятием кроется план действий, который в соответствии с целью выбирает из возможного количества коммуникативных средств всех уровней то, использование которого обещает успех достижения поставленной цели (Lenk 1998: 125). Такое толкование коммуникативной стратегии связывает элементы действия, цель действия, средство действия и результат, которые причисляются к существенным компонентам коммуникативной ситуации. Стратегия состоит, следовательно, из коммуникативной ситуации, где соотносятся языковые (текст) и экстралингвистические компоненты друг с другом. Соответственно, коммуникативная стратегия должна рассматриваться как комплексная дискурсивная единица и формулироваться на различных абстрактных уровнях, т. е. коммуникативная стратегия может описываться только в рамках дискурса с учётом когнитивных, прагматических, социально-исторических, социокультурных, психологических и др. факторов коммуникативно-речевой деятельности и только в этих рамках имеет смысл. Под коммуникативной стратегией может пониматься некая глобальная стратегия, которая определяется через цель действия адресанта и которая соответствует доминирующей коммуникативной текстовой функции. Под контролем глобальной стратегии раскрывается иллокутивная (прагматическая) и пропозициональная (тематическая) структура текста. Глобальная стратегия реализуется посредством специальных стратегий. Они внедрены в иллокутивную и пропозициональную структуру текста и определяют выбор различных средств текстообразования в различных частях текста. Специальные стратегии служат достижению промежуточных целей, которые адресант преследует для достижения своей главной цели. С точки зрения теории речевых актов коммуникативные стратегии могут рассматриваться как процесс выполнения речевого действия. Глобальная стратегия соотносится с комплексным действием, которое реализуется на уровне макротекста, а с помощью специальных стратегий выполняются частичные действия, из которых и состоит комплексное действие.

Если перенести вышеописанную иерархию коммуникативных стратегий на персуазивную коммуникацию, то можно предположить, что пер-суазивная коммуникация также состоит из персуазивной стратегии, которая представляет систему операций выбора и комбинаций, тематического образования и языкового кодирования актов коммуникации. Эти операции А.В. Голоднов называет персуазивными тактиками (Golodnov 2002: 185). Эти тактики направлены на изменение или формирование отношения у реципиента. При этом он различает между стратегией как функциональной единицей и тактикой как формальной единицей. Пер-суазивные тактики манифестируются в структуре текста как система стилистических интерпретируемых языковых средств различных языковых уровней. М. Хоффманн и К. Кесслер обозначают эти языковые средства как персуазивные языковые средства (Persuasorien) (Hoffmann, Kessler, 1998). Следует отметить, что персуазивные языковые средства не обладают персуазивным значением в их семантической структуре. Они не являются персуазивными единицами в языке. Их персуазивный потенциал реализуется исключительно в тексте как семантическом и структурном единстве. Отсюда следует, что определённые типы текстов могут проявить потенциальные, реализуемые только в контексте функционально-конкретные признаки персуазивности. Такие типы текстов М. Хоффманн обозначает как персуазивные тексты или тексты в персуазивной функции в том смысле, что персуазивная коммуникация здесь выступает как основанная функция среди прочих коммуникативных функций. Политические тексты отличаются персуазивностью, которая маркирована через персуазивные языковые средства на различных языковых уровнях. Следовательно, персуазивность можно определить как единство всех пер-суазивных стратегий и языковых средств на различных уровнях языка. Учитывая всё вышеизложенное, можно модифицировать определение С. И. Виноградова следующим образом: Персуазивность это семантическая категория дискурса, включающая в себя стратегии и тактики, которые реализуются через вербальные средства, сознательного, намеренного воздействия на ментальную сферу реципиента с целью изменения поведения реципиента (ср. Виноградов 1996: 281-282).

Политическая персуазивность включает в себя оценочно-эмотивные, рекламно-агитационные компоненты, а также элементы логической и статистической аргументации. Персуазивный потенциал политического дискурса реализуется посредством тактик положительной саморепрезентации, дискредитации оппонента, интимизации изложения, создания очевидности и общеизвестности явлений действительности, обещания и предложения готового решения, которые в свою очередь осуществляются через конкретные языковые средства метафоры, риторические вопросы, упоминание или опущение агента в страдательных конструкциях, модальные глаголы и т.д. (Логинова 2005: 243-247). Влияющими факторами персуазивной коммуникации во всех этих тактиках являются пресуппозиции, популярность/непопулярность и как результат этого доверие / недоверие к адресанту, порядок аргументов в персуазивном речевом действии, выбор отдельных типов аргументов, использование аргументации за и против, а также параметры, зависящие от адресата: пол, социально-экономический статус, образование, эмоциональное состояние и политические взгляды.

Итак, персуазивность (П) в политических исследованиях следует определять как семантико-прагматическую категорию, которая реализуется в рамках персуазивной коммуникации (ПК). Для наглядности ПК можно представить в виде треугольника. При этом

персуазивным потенциалом, чтобы воздействовать на адресата с целью изменения или модификации его поведения.

Список литературы

1) АРСЛС Англо-русский словарь по лингвистике и семиотике. Изд-е 2-е, испр. и доп. / А.Н.Баранов, Д.О.Добровольский, М.Н.Михайлов, П.Б. Паршин,

адресант выбирает стратегии убеждения, переубеждения или уговоров (ПС), используя при этом набор конкретных тактик (ПТ) с выбором тех языковых средств (ПЯС), которые обладают

14

О.И.Романова; Под ред. А.Н.Баранова и Д.О.Добровольского. М.: Азбуковник, 2001. 640 с.

2) ван Дейк Т. А. Язык. Познание, Коммуникация. М.: Прогресс, 1989.

3) Виноградов С.И. Язык газеты в аспекте культуры речи // Культура русской речи и эффективность общения. М.: Наука, 1996. C. 281-317.

4) Логинова И.Ю. Персуазивность как механизм воздействия в политическом дискурсе: программа политической партии и манифест // Интерпретация. Понимание. Перевод: Сборник научных статей. СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2005.-С. 240-248.

5) Chaiken, S., Liberman, A., & Eagly, A. Heuristic and systematic information processing within and beyond the persuasion context. In: J. Uleman & J. Bargh (Eds.). Unintended thought. New York: Guilford, 1989. Pp. 212-252.

6) Drinkmann, Arno, Groeben, Norbert. Metaanalysen für Textwirkungsforschung. Methodologische Varianten und inhaltliche Ergebnisse im Bereich der Per-suasionswirkung von Texten. Weinheim, 1989.

7) Golodnov A.V. Zu sprachlichen Ausdrucksmitteln der Persuasivität von Werbetexten (am Beispiel der Strategie „positive Bewertung») // Das Wort. Germanistisches Jahresbuch GUS. M., 2005. S. 183-198.

8) Lenk, Hartmut E. H. „Persönliche Perspektivierung» als Persuasionsstrategie in DDR-Pressekommentaren der Wendezeit // Hoffmann, Michael / Kessler, Christine (Hrsg.). Beitrage zur Persuasionsforschung: unter besonderer Berücksichtigung textlinguistischer und stilistischer Aspekte. (Sprache System und Tätigkeit; Bd. 26). Frankfurt am Main, 1998. S. 121-144.

9) Mann, Elke. Persuasive Sprechhandlungen in Alltagsdialogen des Russischen, unter besonderer Berücksichtigung ihrer Handlungsbedingungen. Inauguraldissertation zur Erlangung des Grades eines Doktors der Philosophie. Potsdam,

1999.

10) O’Keefe, D.J. Persuasion: Theory and Research. London, 1990.

11) Pohl, Inge. Zu persuasiven Potenzen pragmatischer Präsuppositionen in Werbetexten // Hoffmann, Michael / Kessler, Christine (Hrsg.). Beitrage zur Persua-sionsforschung: unter besonderer Berücksichtigung textlinguistischer und stilistischer Aspekte. (Sprache System und Tätigkeit; Bd. 26). Frankfurt am Main, 1998. S. 255-269.

А.А. Ларькина, аспирант каф. франц. языка ПГУ (г. Архангельск) Науч. рук.: М.В. Зеликов, д-р филол. наук, проф. СПбГУ

Материал взят из книги VIII Ломоносовские научные студенческие и аспирантские чтения(Л.Ю. Шипицина)

Персуазивная функция языковых средств немецкого политического дискурса



В современном мире наблюдается все возрастающий интерес общества к условиям и механизмам политической коммуникации. Столь пристальный интерес к политике объясняется ее активным воздействием на все сферы жизни социума, на судьбы народов и государств, на повседневную жизнь и интересы рядовых граждан. Проблемы политики никогда не утрачивали и тем более не утрачивают своей актуальности в наши дни.

Феномен политического дискурса интересует представителей различных областей знания, таких как социология, культурология, социальная психология, а также специалистов по теории массовой коммуникации и теории воздействия, что указывает на многоаспектность данного явления.

Целью данного исследования является выявление средств персуазивного воздействия в политическом дискурсе.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

– на основе анализа работ отечественных и зарубежных лингвистов, определить сущность понятий „политический дискурс“, „речевое воздействие“ и „персуазивность“;

– выявить и классифицировать персуазивные средства речевого воздействия в политическом дискурсе.

Для достижения цели использовались методы теоретического анализа литературы и дискурсивный анализ.

Политический дискурс имеет ярко выраженную воздействующую функцию. Он трактуется Е. И. Шейгал как институциональное общение, которое, в отличие от личностно-ориентированного, использует определенную систему профессионально-ориентированных знаков, т. е. обладает собственным подъязыком (лексикой, фразеологией и паремиологией) [1, с. 15].

К политическому дискурсу относятся: лозунги, памфлет, проблемная политическая статья, агитационные брошюры, интервью с политиками, репортаж со съезда или митинга, политические документы, полемика, митинги, листовки и т. д. Но ярко выраженную убеждающую функцию имеют речи политических деятелей, выступления на парламентских дебатах, агитационные брошюры, лозунги и др., где говорящий стремится не столько информировать, сколько убедить, пробудить в адресате определенные намерения, а также доверие к себе, оказать эмоциональное воздействие и влияние на мнение общественности о каком-либо событии и явлении; побудить к действию, сформировать у народа мысли и оценки, необходимые оратору, добиться того, чтобы адресат встал на его сторону.

Таким образом, цель политического дискурса — не описать, а убедить, пробудив в адресате намерения, дать почву для убеждения и побудить к действию. По мнению О. Л. Михалевой, основной целью, предопределяющей манипулятивный характер политического дискурса, является борьба за власть. Цель общения в политическом дискурсе и его полисубъектность детерминируют выбор участником коммуникации способа общения, то есть стратегий речевого поведения [2, с. 54–55].

В этой связи особое значение приобретают вопросы речевого воздействия.

Под речевым воздействием мы вслед за И. А. Стерниным понимаем воздействие на человека при помощи речи и сопровождающих речь невербальных средств для достижения поставленной говорящим цели [3, с. 38].

Одним из основных способов активного воздействия на адресата является убеждение (персуазивность).

Убеждение — это сознательное воздействие на свойственные реципиенту оценки фактов окружающей действительности и последующие действия, вытекающие из знакомства реципиента с этими фактами через апелляцию к его способности критического осмысления соответствующих фактов. Основой метода убеждений является представление фактов в контексте их логической взаимосвязи с выводами, подчиненное решению единой функциональной задачи, а именно „сознательному принятию человеком системы оценок и суждений согласно другой точке зрения“ [4, с. 842; 5, с. 278]. В убеждении на передний план выходят аргументированность высказываний и апелляция к логике слушателя.

Убеждение является объектом изучения отечественных и зарубежных исследователей (Н. Д. Бабич, Ж. Багана, Н. С. Бажалкина, А. А. Бакирова, Э. А. Бочарова, Е. В. Варламова, А. В. Голоднов, Е. А. Гончарова, И. Ю. Логинова, Е. Н. Молодыченко, К. В. Никитина, Д. А. Носкова С. Ю. Полуйкова, А. В. Ревякина, А. Л. Сафонова, О. В. Стрижкова, В. Е. Чернявская и др.).

Анализ риторических текстов позволил выделить средства речевого воздействия на следующих трех уровнях: 1) содержательно-композиционном уровне, 2) коммуникативно-стратегическом уровне, 3) уровне лингвистических средств [6, с. 46].

Материалом для проведения исследования стали политические тексты в объеме более 500, в том числе креализованные, на немецком языке, представленные в печатной форме и электронной форме; тексты предвыборных политических лозунгов, программы политических партий, публичные речи Ангелы Меркель. Анализ фактического материала позволил выделить средства персуазивного воздействия всех уровней, которые будут проиллюстрированы в данной работе отдельными примерами.

  1. На содержательно-композиционном уровне персуазивное воздействие оказывают следующие композиционные компоненты:

Цифровые показатели истатистические данные позволяют привлечь к проблеме или событию внимание реципиента,придать авторитетности и достоверности словам:

„Heute, eine Generation und zwei Atomkatastrophen in Tschernobyl und Fukushima später, ist der Atomausstieg zu großen Teilen Realität und der Einstieg in die Energiewende gelungen: Von den 26 Atomkraftwerken, die Anfang 1990 in Ost- und Westdeutschland in Betrieb waren, laufen nur noch neun. … Dem gegenüber steht die unter Rot-Grün eingeleitete Erfolgsgeschichte der Erneuerbaren Energien: Sie wuchsen von 5 % im Jahr 1998 auf heute 25 % und sind damit der zweitwichtigste Stromerzeuger geworden. DasisteinzentralerErfolggrünerPolitik“ [7].

В предвыборной программе партии „Союз-90“/ „Зеленые“ приводится сопоставительный контекст статистических данных о возобновляемых источниках энергии (в 1998 году — 5 %, а в 2013–25 %), которые используются не только для информирования аудитории, но и для аргументированного подтверждения правильности проводимой политики партии. Цифры придают политической программе авторитетность, достоверность, объективность и убедительность, так как читатели больше доверяют цифрам, чем словесным доводам.

Цитата как элементявляется интересным и активно функционирующим средством иллюстрации, аргументации и привлечения внимания. Цитирование позволяет переключить внимание от языка фактов, терминов и цифр к живой человеческой речи [8, c. 69]:

„Vielen Menschen in Europa — das spüren Sie, wenn Sie zu Hause sind — geht es heute genauso. Sie fragen sich: Was soll Europa sein? Wozu brauchen wir Europa? … Ich erinnere an Jacques Delors. Er hat den berühmten Satz gesagt: „Wir müssen Europa eine Seele geben“. Ich darf mit meinen Worten hinzufügen: Wir müssen Europas Seele finden. Denn eigentlich brauchen wir sie Europa nicht zu geben, weil sie schon bei uns ist [9].

В вышеприведенном отрывке выступления канцлера Германии Ангелы Меркель приведена цитата известного политического деятеля Жака Делора, призывающего «Вдохнуть в Европу душу». Данная цитата является эффективным средством аргументации и привлечения внимания к выступлению Ангелы Меркель и подтверждает ее точку зрения. Авторитетность цитаты Жака Делора вызывает доверие реципиентов.

Ссылки на документы, авторитетные источники снижают критическое восприятие информации и обладают определенным убеждающим потенциалом:

„Die Piratenpartei steht für eine zeitgemäße Geschlechter- und Familienpolitik. Diese basiert auf dem Prinzip der freien Selbstbestimmung über Angelegenheiten des persönlichen Lebens, das sich ableiten lässt aus Artikel 1 des Grundgesetzes…„ [10].

Представители партии „Пиратов“ ссылаются в своей предвыборной программе на Статью 1 „Основного закона ФРГ“, чтобы подтвердить правильность проводимой политики своей партии и добиться определенной реакции граждан.

  1. На коммуникативно-стратегическом уровне используются различные коммуникативные тактики:
  1. Тактикаоценочного переименованиянаиболее значимая тактика. Оценочному переименованию подвергается компаративный класс, которому приписывают определенную оценку:

„Die Barbarei und der verbrecherische Krieg der deutschen Faschisten zerstörten weite Teile Europas. Millionen Jüdinnen und Juden, Sinti und Roma, Menschen mit Behinderungen und Homosexuelle wurden systematisch ermordet“[11, c. 10].

В вышеприведенном фрагменте политического текста оценочное переименование реализовано с помощью словосочетаний SintiundRomaи MenschenmitBehinderungen, вместо соответствующих „Zigeuner“ и „Krüppel“. Считается, что обозначение „Zigeuner“ является дискриминирующим, расистским. Что касается людей с ограниченными возможностями „MenschenmitBehinderungen“, то их раньше пренебрежительно называли „Krüppel“, „Blöde“, „Irre“, „Siechen“. Политики предпочитают называть инвалидов более корректно „MenschenmitBehinderungen“ вместо „Behinderte“.

  1. Тактика приписывания объекту положительных оценочных характеристик. Вполитическом дискурсах вербализация оценок реализуется:

общеоценочными предикатами с абстрактно-положительным значением. Маркерами данной тактики становятся прилагательные gut, ausgezeichnet, schön, fantastisch, toll, traumhaft, großartig и т. д.

„DIE LINKE will gute Arbeit statt ungesicherter, prekärer und unbezahlter Beschäftigung“[11, c. 36].

Общеоценочный предикат gut выражает рационально-эмоциональную оценку, которая имеет положительное значение. В основе оценки лежит сравнение. Представители партии Левых борются за то, чтобы у граждан Германии была хорошая работа вместо незащищенной, сомнительной и неоплачиваемой работы. Предикативная оценка предмета (работы) возникает в данном примере за счет того, что в нем содержатся знания, позволяющие соотносить их с представлениями говорящего о хорошем и плохом, разумном и неразумном, нравственном и безнравственном.

частнооценочными предикатами, выражающими или преимущественно рациональную, или преимущественно эмоциональную оценку.

В политическом дискурсе распространены следующие оценочные предикаты, которые могут быть заменены синонимами или однокоренными словами других частей речи: erfolgreich — nichterfolgreich,richtig — falsch, leistungsfähig — nichtleistungsfähigи др. приобретающие значения „positivbewertet” или „negativbewertet“.

„DIE LINKE setzt sich für die Verwirklichung sozialer Gerechtigkeit, die friedliche Lösung von Konflikten und die Demokratisierung der Gesellschaft ein„ [11, c. 51].

Положительнаяоценкавыраженасловосочетаниямиsozialer Gerechtigkeit, die friedliche Lösung von Konflikten, die Demokratisierung der Gesellschaft.

„Die Konsequenzen für Deutschland sind allgegenwärtig: ein wachsender Niedriglohnsektor, Arbeitsplatzvernichtung, Abbau von sozialen Leistungen, verarmte Kommunen, fehlende Ausbildungsplätze, soziale Bildungsprivilegien, Zwei-Klassen-Medizin, alte Menschen in Armut oder ohne menschenwürdige Pflege [11, c. 4].

Словосочетания, приобретающиезначение„negativ bewertet“: ein wachsender Niedriglohnsektor, Arbeitsplatzvernichtung, Abbau von sozialen Leistungen, verarmte Kommunen, fehlende Ausbildungsplätze, soziale Bildungsprivilegien, Zwei-Klassen-Medizin, alte Menschen in Armut oder ohne menschenwürdige Pflege, прилагательноеwachsendявляетсяинтенсификатором.

  1. Тактика абсолютизации оценки подразумевает расположение определенных характеристик в области максимума оценочной шкалы [12, с. 26].

„Wir wollen, dass Rechtsstaat und Sozialstaat eine Einheit bilden, und streiten für eine weltweite Ordnung, die durch Frieden, Solidarität und Gerechtigkeit geprägt ist“ [11, c. 18].

В политическом дискурсе представители партии „Левых“ хотят, чтобы правовое и социальное государства составляли единое целое и вели борьбу за установление единого мирового порядка, который отражается в мире, солидарности и справедливости. В приведенном примере характеристика объекта располагается в области максимума оценочной шкалы (weltweiteOrdnung), т. е. для абсолютизации оценки используется лексическая единица с семантикой универсальности.

  1. Тактика апелляции кстереотипно положительным / отрицательным ценностям направленана включение объекта оценки в систему положительной / отрицательной оценки.

Анализ фактического материала позволил констатировать, что в политическом же дискурсе к основным ценностям можно отнести: Menschenwürde, Föderalismus, Demokratie, Toleranzetc. К антиценностям, в свою очередь, относятся: Faschismus, Autoritarismus, Tyrannis, Totalitarismusu s. w.

Demokratie, Freiheit, Gleichheit, Gerechtigkeit, Internationalismus und Solidarität gehören zu unseren grundlegenden Werten [11, c. 5]. Wir treten Neofaschismus, Rechtspopulismus, Rassismus, Antisemitismus, Antiziganismus, Islamfeindlichkeit, Homophobie und anderen Formen der Menschenfeindlichkeit aktiv entgegen[11, c. 63].

В программе партии „Левых“ основными ценностями названы демократия, свобода, равенство, справедливость, интернационализм и солидарность. Сказано, что представители партии активно выступают против неофашизма, расизма, антисемитизма, антагонизма, исламофобии, гомофобии и других форм человеконенавистничества. Таким образом, „Левые“ отвергают антиценности и поэтому являются частью концептуальной системы „EIGEN“ для людей, которые придерживаются такой же точки зрения. Предлог entgegen сигнализирует об отрицании антиценностей. Апелляция к перечисленным ценностям и антиценностям, обладающих значительным персуазивным потенциалом, применяется авторами программы партии для манипуляции сознанием общественности.

  1. Тактика создания проблемной ситуации помогает разрешить предполагаемую или реальную проблемную ситуацию или ту, которая „навязывается“ реципиенту:

Eine Gesellschaft, die Millionen alte Menschen zu einem Leben in Armut verdammt, ist unmenschlich. Um Altersarmut zu bekämpfen, wollen wir eine armutsfeste, solidarische Mindestrente für alle ältere Menschen im Rahmen der Rentenversicherung[11, c. 6].

В вышеприведенном политическом тексте проиллюстрирована следующая проблемная ситуация: большое количество пенсионеров в Германии живут за чертой бедности. Партия „Левых“ предлагает ввести солидный размер пенсии для всех пожилых людей в рамках пенсионного страхования и тем самым решить данную проблему. Данная тактика создает положительный имидж политической партии „Левых“ и привлекает внимание людей, живущих в нужде, провоцируя у них желание, отдать свой голос на выборах за партию „Левых“.

  1. Тактика „апелляция кавторитету“ представляетсобой обращение к единому или групповому авторитетному мнению: мнению известного лица, специалиста, организации, исследовательского института и т. д.Следуетзаметить, чтотактика„апелляция к авторитету“может реализовываться в текстах в виде прямого или косвенного цитирования и отсылать реципиента к мнению „авторитетного“ лица. Ведь цитирование — это не только дословное воспроизведение отрывка из какого-либо текста, но и ссылка на „образцовое“ высказывание.

„Humanismus und Aufklärung, Menschenrechte und Demokratie waren bestimmend für die Arbeiterbewegung und die Frauenbewegung. Sie forderten die Verwirklichung von Recht und Freiheit für alle Menschen. … DishabeninsbesondereMarx, EngelsundLuxemburggezeigt“ [11, c. 9].

В данном примере представители партии „Левых“ ссылаются на знаменитых основателей научного коммунизма Карла Маркса, Фридриха Энгельса и одну из основателей Коммунистической партии Германии Розу Люксембург для усиления своей коммуникативной позиции. Апелляция к авторитету непроизвольно укрепляет позицию оратора в глазах широкой аудитории, минимизирует критику в адрес авторов программы партии „Левых“ и усиливает эффективность манипуляции политической программы.

  1. Уровень лингвистических средств:

Следует заметить, что при реализации выше перечисленных коммуникативных тактик используются средства лексико-семантического уровня:

В политическом дискурсе c помощью сравнения становится возможным оценивать и противопоставлять разные объекты, расположив их при этом на оценочной шкале относительно друг друга. При этом, один из сравниваемых объектов может выступать в роли эталона, обладая закрепленной в общественном сознании отрицательной или положительной оценкой. Таким образом, сравнение осуществляется посредством сравнительных конструкций als или wie, лексических средств, которые обладают семантикой противопоставления или сравнения: „vergleichen“, „imVergleichzu“, „sichdurchetw. Auszeichnen“, „sich von etw. Abheben“ и т. д.).

„Die Beschäftigung im Bereich öffentlicher und sozialer Dienstleistungen ist in Deutschland im internationalen Vergleich stark unterentwickelt und zudem häufig schlecht bezahlt“[11, c. 38].

В следующем примере используется такое средство как метафора:

Метафоризация — эмоциональный способ воздействия, создающий в сознании адресата индивидуальные, яркие и неповторимые образы.

„Viele in Europa erinnern sich noch gut daran, dass Deutschland vor gerade zehn Jahren als der kranke Mann Europas bezeichnet wurde“ [13].

В вышеприведенном примере Ангела Меркель называет Германию „der kranke Mann Europas“. Используя метафору, канцлер Германии акцентирует внимание на словах „krank“ и „Mann“, указывая на то, что 10 лет назад экономика страны испытывала проблемы.

В нижеприведенных примерах используется лексика, создающая семантическое поле „EIGEN“ („свой“):

Используя лексику, создающую семантическое поле „свои“, „EIGEN“ в политическом дискурсе, создается впечатление, что отправитель сообщения говорит и думает, как многие, и многие думают и говорят, как он. Для этого используется инклюзивное местоимение 1-го л. мн.ч. мы / wir. Особенность этого местоимения заключается в том, что оно может объединять в своей семантике отправителя и получателя сообщения. „Мы“ и соответствующее притяжательное местоимение „наше“ может стать расширенным обозначением отправителя речи, с помощью которого он объединяет себя в адресантной функции с другими лицами. Создаетсяэффектколлективногоотправителясообщения [14, c. 48–49].

„Wir, demokratische Sozialistinnen und Sozialisten, demokratische Linke mit unterschiedlichen politischen Biografien, weltanschaulichen und religiösen Einflüssen, Frauen und Männer, Alte und Junge, Alteingesessene und Eingewanderte, Menschen mit und ohne Behinderungen, haben uns in einer neuen linken Partei zusammengeschlossen“ [11, c. 4].

В данном примереобращение к аудитории происходит с помощью дейктика wir (мы), то есть посредством местоимения „солидарности“, который сопровождается распространенным обособленным уточнением. Таким образом, группа людей, входящие в партию „Левых“ представляет собой единое целое, преследующая общие цели, являясь символом единения. Дейктическое личное местоимение wir (мы), являясь мощным кодирующим инструментом,оказывает магическое действие на сознание реципиента, неосознанно вовлекая его в предвыборное движение.

Рассмотри далее лексические средства,указывающие на принадлежность объекта оценки к концептуальной системеFREMD“(„чужой“):

Притяжательные и личные местоимения 3-го л., мн.ч. Sie, sie, Ihr, ihr, указательные местоимения diejenigen, diese, jene, неопределенные местоимения anders, ander, местоимения 1-го л., мн.ч. unser, wir с отрицанием указывают на принадлежность объекта оценки к концептуальной системе „FREMD“. К маркерам реализации данной тактики также относятся лексемы, представляющие собой тип групповой идентичности, от которого отстраняется субъект оценки. Перечисленные маркеры подразумевают отрицательную оценку объекта. Причем, в зависимости от принадлежности адресата к определенной группе, одни и те же лексемы могут являться как маркером „EIGEN“, так и маркером „FREMD“. Болеетого, онимогутдажепараллельнореализовываться.

„Auch aus der ostukrainischen Rebellen-Hochburg Slowjansk werden neue Gefechte zwischen Regierungstruppen und Separatisten gemeldet“ [14].

Автор данной политической статьи подает информацию по принципу „плюс“ — „минус“, используя антитезу. Украинские правительственные войска „свои“ противопоставляются сепаратистам „чужим“.Правительственныевойска „EIGEN“ наделяются позитивной оценкой и возводятся в ранг героев, а сепаратисты „FREMD“, в свою очередь, негативной, изображаются преступниками. Подобное противопоставление является действенным манипулятивным приемом для поиска виновного („козла отпущения“), а также для успешной манипуляции и программирования общественного сознания.

Данная лексика особенно популярна в современной политической коммуникации, где всегда присутствует конфликт политических интересов между ее субъектами. Дискредитация оппонента подрывает доверие к нему, компрометирует и уязвляет его, и, следовательно, наносит ущерб его репутации.

На грамматическом уровне активно используется перечисление:

Перечисление также часто используется в политическом дискурсе:

„Unterschiedlichste Kräfte und verschiedene Bewegungen sind davon überzeugt, dass eine andere Welt möglich ist: eine Welt ohne Krieg, Ausbeutung, Fremdbestimmung und ökologische Zerstörung[15].

Так, в приведенном примере представители партии „Левых“ используют синтаксическое средство — перечисление. Перечисление способствует стройному и логическому изложению информации, являясь при этом средством усиления выразительности, экспрессии речи. При этом автор устанавливает эффективные способы эмоционального воздействия, привлекает внимание реципиентов, убеждает в правильности политики партии и призывает проголосовать за них на выборах.

В нижеприведенном примере используется повтор:

Der Kampf gegen antidemokratische Positionen, gegen Antisemitismus, gegen Rassismus, gegen die Unterdrückung von Arbeiterorganisationen und gegen Kriegstreiberei ist daher für uns mit einem gelebten Antifaschismus verbunden [11, c. 89].

Повторение усиливает экспрессивность и выразительность фрагмента политического текста, заостряя внимание граждан на том, что в понимании представителей партии „Левых“ означает антифашизм. Этот мощный экспрессивный инструмент речевой манипуляции гармонизирует текст, привлекает всеобщее внимание, выделяет и формирует потаенный смысл и повышает эмоциональный фон манипулируемых.

Использование авторами эллипсов в нижеприведенном предложении оказывает определенное персуазивное воздействие:

Die Gewinne der Globalisierung werden privatisiert, die Verluste sozialisiert [15].

Так, в эллиптических конструкциях недостает некоторых членов предложения, придавая речи интригу, сжатость, лаконичность, динамичность, выразительность и экспрессивность. Читателю приходится самому заканчивать высказывание, фактически становясь при этом соавтором политического дискурса и невольно соглашаясь с взглядами автора.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что перечень выявленных средств персуазивного воздействия в политическом дискурсе не является исчерпывающим, исследования в этой области могут быть продолжены. Результаты данного исследования могут быть использованы специалистами в области практической коммуникации: профессионалами по речевому имиджу, журналистами, практикующими психологами и. т.д.

Литература:

  1. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса: монография / Е. И. Шейгал. — Волгоград: Перемена, 2000. — 367 с.
  2. Михалёва О. Л. Политический дискурс. Специфика манипулятивного воздействия. — М.: Либроком, 2009. — 256 с.
  3. Стернин И. А. Введение в речевое воздействие. — 2-е изд. — Воронеж: Истоки, 2002. — 252 с.
  4. Головин С. Ю. Словарь психолога-практика. — 2-е изд. — М.: Харвест, 2003. — 976 с.
  5. Шелестюк Е. В. Способы, типы, приемы и инструменты речевого воздействия // Классическое лингвистическое образование в современном мульти культурном пространстве: материалы междунар. науч. конф.: в 2 ч. — Ч. 2. — 2006. — С. 153–164.
  6. Полуйкова С. Ю. Средства суггестивного речевого воздействия в современном просветительском послании // Вестник Пермского университета. — 2013. — № 3(19). — С. 45–50.
  7. Bundeswahlprogramm 2013 von BÜNDNIS 90 / DIE GRÜNEN // URL: http://www.gruene.de/fileadmin/user_upload/Dokumente/Wahlprogramm/Wahlprogramm-barrierefrei.pdf (дата обращения: 18.04.2016).
  8. Чернявская В. Е., Логинова И. Ю. Программа политической партии как персуазивный текст // Изв. Рос. гос. Педагогического ун-та им. А. И. Герцена. -2005. — № 11. — С. 64–75.
  9. Rede von Bundeskanzlerin Merkel bei der Festveranstaltung zum 150-jährigen Bestehen von BASF am 23. April 2015 // URL: http://www.bundeskanzlerin.de/Content/DE/Rede/2015/04/2015–04–23-merkel-basf.html;jsessionid=69C3 (дата обращения: 18.04.2016).
  10. Grundsatzprogramm Piratenpartei Deutschland, 2013 // URL: https://www.piratenpartei.de/wp-content/uploads/2013/01/Piratenpartei_Grundsatzprogramm_Dezember_2012.pdf (дата обращения: 18.04.2016).
  11. Programm der Partei DIE LINKE, 21. bis 23. Oktober 2011 // URL: http://www.die-linke.de/partei/dokumente/programmderparteidielinke/ (дата обращения: 18.04.2016).
  12. Голоднов А. В. Персуазивность как универсальная стратегия тектообразования в риторическом методискурсе (на материале немецкого языка): автореферат дис. … д-ра фил.наук / Голоднов Антон Владимирович. — СПб.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2011. — 41 с.
  13. Rede der Vorsitzenden der Christlich Demokratischen Union Deutschlands Bundeskanzlerin Dr. Angela Merkel. 25. Parteitag der CDU Deutschlands // URL: http://www.kas.de/upload/ACDP/CDU/Reden/2012–12_parteitag_rede_merkel.pdf (датаобращения: 18.04.2016).
  14. DW.de 02.06.2014 Separatisten greifen Grenzschützer in der Ostukraine // URL: http://www.dw.de/separatisten-greifen-grenzsch %C3 %BCtzer-in-der-ostukraine-an/a-17677839 (датаобращения: 18.04.2016).
  15. Die Neujahrsansprache der Kanzlerin // URL: http://www.bundesregierung.de/Content/DE/Podcast/2012/2012–12–31-neujahrsansprache/links/download-PDF.pdf?__blob=publicationFile&v=2 (дата обращения: 18.04.2016).

Основные термины (генерируются автоматически): политический дискурс, DIE, речевое воздействие, средство, LINKE, концептуальная система, оценочная шкала, коммуникативно-стратегический уровень, активное воздействие, общественное сознание.

Что такое ассертивность и зачем она нужна / EPAM corporate blog / Habr

Ассертивность – это целый комплекс «мягких навыков», которые здорово помогают в личной и рабочей жизни. В широком смысле это умение чувствовать себя уверенно вне зависимости от мнения окружающих и при этом быть в гармонии с другими людьми.

Что такое навыки ассертивности, как их развивать и зачем это нужно? Как отставивать личные границы, не нарушая границ других? Почему ассертивные сотрудники ценны для компаний? Разбираемся вместе с психологом Марией Берлин.



Что такое ассертивность?


Если говорить в общем, это способность человека уверенно и с достоинством отстаивать свои права, не ущемляя права окружающих. Ассертивный человек осознает и умеет выражать свои чувства, желания, может постоять за свои ценности, при этом комфортно чувствует себя в общении с другими.

Исследования психологов показали: уровень ассертивности человека положительно коррелирует с его психологическим здоровьем и самооценкой. Если человек психологически здоров и у него нет проблем с самооценкой – он, скорее всего, ассертивен, и наоборот.

Ассертивность зависит от особенностей личности – физических, психологических. Например, у интровертов и экстравертов она может проявляться по-разному, при этом каждый будет в гармонии с собой и другими, сможет доносить свои мысли, влиять на ситуацию и вести себя проактивно. Возможность делать всё это – одна из составляющих здоровой и счастливой жизни.

Из каких навыков состоит ассертивность?


Все эти навыки здорово помогают в ситуациях, где требуется ваше участие. Развивая их, вы развиваете свою ассертивность – переходите из пассивной позиции по отношению к собственной жизни в активную, чувствуете себя уверенней.

Как понять, что у меня всё хорошо с ассертивностью?


Обратите внимание на то, насколько легко вам проявлять себя в разных ситуациях. Быть ассертивным значит комфортно чувствовать себя, общаясь с людьми разного уровня близости: родственниками, друзьями, коллегами, незнакомцами. Если взаимодействие не портит вам настроение, вы не тревожитесь, не пытаетесь манипулировать и можете влиять на то, что происходит, – скорее всего, с ассертивностью у вас всё в порядке.

Есть модель ассертивного поведения, которую разработал психолог Мануэль Смит. Она состоит из 10 убеждений – описаний прав, которые принимает и реализует ассертивный человек. Вот как они звучат:

1) Я имею право оценивать собственное поведение, мысли и эмоции и отвечать за их последствия

Есть убеждения, которые мешают принять это. «Вдруг я покажусь бесцеремонным?» «А кто я такой, чтобы судить о себе?» «Пусть кто-то более умный и авторитетный скажет, правильно ли я себя веду». Ассертивный человек понимает: самостоятельно оценивать своё поведение – его неотъемлемое право.

2) Я имею право не извиняться и не объяснять свое поведение

Установка, которая мешает реализовывать это право, звучит так: «Я должен оправдываться перед другими людьми, всегда объяснять свои действия и извиняться». Но нет: вы имеете право не оправдываться за свои поступки.

3) Я имею право самостоятельно обдумать, отвечаю ли я вообще и если да, то до какой степени за решение проблем других людей

Еще одна характеристика ассертивного человека – умение понять, когда стоит решать проблемы других людей, а когда – нет, и нести ответственность за свои решения. Противоречащее этому праву убеждение может звучать так: «Я всегда должен жертвовать своим временем и достоинством, уметь приспосабливаться. Проблемы других людей имеют больший приоритет, чем мне может казаться».

4) Я имею право изменить своё мнение

Допустим, вы высказали одну точку зрения, а потом у вас появилась новая информация, и поменяли мнение. В этом нет ничего страшного. Более того, изменения – признак роста. Вами могут манипулировать: «у вас двойные стандарты», «значит, вы ошибались». Но ошибаться – нормально. Из этого права вытекает следующее:

5) Я имею право ошибаться и отвечать за свои ошибки

В нашей культуре это болезненная тема: мы боимся ошибаться, а если сделали ошибку, долго чувствуем вину. Многие стремятся к тому, чтобы их постоянно контролировали (так ошибку совершить труднее), а если что-то пошло не так – лучше это скрыть. Это сложно признать, но мы все имеем право ошибаться. Такое право, правда, существует в тесной связке с ответственностью, которую нужно брать на себя, и со способностью обосновать свои действия.

6) Я имею право сказать: «Я не знаю»

Это тоже многим дается тяжело – особенно людям с синдромом отличника или перфекциониста. Например, человеку на презентации задают вопрос, а ответа он не знает. Первая мысль: «Нужно как-то выкручиваться, что-то говорить, чтобы не выглядеть глупым». Но можно сказать: «Я не знаю». Или «сейчас на этот вопрос ответить не смогу: нет информации». Или «а давайте поищем, кто знает».

7) Я имею право быть независимым от доброжелательности остальных и от их хорошего отношения ко мне

Поиск одобрения и зависимость от него часто подавляют в человеке его истинные желания, потребности. Если вам постоянно нужно одобрение и вы действуете так, как удобно другим, – вероятно, вы ущемляете себя: не даете проявляться тому, что важно для вас, вне завивисимости от мнения окружающих.

8) Я имею право принимать нелогичные решения

Бывает, что аргументов, которые вам предъявляют, недостаточно, чтобы согласиться с чьм-то решением, даже если всё звучит очень логично. Это относится к творческим процессам, ситуациям, где много неопределенности или большие риски. У вас не получается сформулировать логическое заключение, но интуиция – а это результат накопленных знаний и опыта – может шептать: «Не стоит этого делать». Вы имеете право довериться ей.

9) Я имею право сказать: «Я тебя не понимаю»

Убеждение, которое мешает реализовывать это право, звучит так: «Лучше не задавать лишних вопросов, а стараться угадать мысли другого человека. Скажу, что не понимаю, – лишусь отношений, поддержки». Это не так. Если вам важно понять собеседника, но не выходит – задайте вопрос. Если другой человек заинтересован в отношениях, он объяснит свою точку зрения.

10) Я имею право сказать: «Меня это не интересует»

Не обязательно откликаться на всё, интересоваться всем – это даже невозможно. У вас – свой круг интересов, у других – свои увлечения, и если они у вас не совпадают – ничего страшного. Установка, которая мешает принять это право: «Если я не буду интересоваться тем, что любят другие, люди посчитают меня безразличным или чёрствым».

В теории я всё понимаю, но как доходит до дела, начинаю тушеваться. Что делать?


Нужно найти причину, почему так происходит. Возможно, вам просто не хватает информации или навыка вести себя в сложных ситуациях так, как хотели бы. Например, вы быстро теряетесь, когда вами манипулируют. Справиться с этой проблемой можно, сходив на специальный тренинг. Еще один вариант – постоянная практика: участие в переговорах с более опытными коллегами на вашей стороне. Могут помочь и несколько сеансов у психолога.

Может быть, причина неуверенности лежит глубже: в детстве не хватало поддержки со стороны семьи, было много критики или других трудностей. Из-за этого могли развиться подавленность, пассивное отношение к жизни – «лучше не проявляться», или, наоборот, агрессия – «я вам сейчас покажу». Ни то, ни другое нельзя назвать ассертивным поведением. Чтобы переработать травмирующий опыт, стоит обратиться к психологу.

Как научиться говорить «нет»?


Есть шесть способов отказать – если вы действительно не хотите или не можете чего-то сделать.

• Просто «нет» – базовое право человека на отказ

Иногда достаточно просто сказать «нет» и ничего не объяснять: «Нет, меня это не интересует». В каких-то случаях (например, вам навязывают услугу, которая не нужна) этого бывает достаточно – без объяснений и оправданий.

• Сопереживающее «нет»

Если вы не можете помочь, но понимаете собеседника и искренне сопереживаете, так и скажите: «Я вижу, это очень сложная ситуация, но сейчас не могу помочь». Человек, которому отказали, поймет, что его выслушали – и ему уже может стать легче.

• Обоснованное «нет»

Такой тип «нет» хорошо подходит для рабочих отношений: отказывая, вы подробно объясняете свою позицию. Собеседник может не знать тонкостей вашей работы, не понимать уровень занятости – представьте аргументы. Если они убедительны, человек поймет, почему вы отказываете.

• Отсроченное «нет»

Оно подходит для сложных ситуаций: например, вы чувствуете, что ваше «нет» сейчас не примут и будут продавливать свою позицию – даже если ваши аргументы убедительнее. У вас стресс, а в таком состоянии принять взвешенное решение невозможно. Дайте паузу и себе, и собеседнику. Ваш ответ может звучать так: «Сейчас я дать обещаний не могу, мне нужно всё обдумать. Давайте вернемся к этому вопросу через неделю». Соберитесь с мыслями и подумайте, как будете обосновывать отказ, – а может, взвесив все «за» и «против», поймете, что стоит согласиться.

• Компромиссное «нет»

Например, вас просят срочно помочь коллегам из другого отдела. Сейчас взяться за задачу вы не можете, но в принципе готовы – в удобное для вас время и на удобных условиях. В таком случае можно сказать компромиссное «нет»: «Прямо сейчас не могу, но через неделю готов взяться». Решение останется за собеседником.

• Дипломатичное «нет»

Допустим, вы готовы помогать, но не можете и не хотите делать именно то, что вам предлагают. Тогда можно сказать дипломатичное «нет»: «Это я сделать не смогу, но давай посмотрим на проблему и поищем какое-то другое решение или обратимся к коллеге, который поможет нам разобраться».

Помните о типах «нет» и о том, что несогласие можно выражать разными способами. Если на вас давят – это может не выглядеть как прямое давление, но вы себя нехорошо чувствуете: вас трясет, или тошнит, или вы чувствуете себя слабее – важно понимать, что это манипуляция. В такой ситуации вы имеете полное право сказать «нет» и не вдаваться в оправдания и объяснения.

Может быть, вы встретились с ассертивным собеседником, и он готов вас выслушать. А возможно, вами манипулируют – здесь способности сказать «нет» противостоит очень много эмоциональных переживаний, и в умении говорить «нет» важна устойчивость.

Выходит, ассертивность – это выстраивание личных границ?


Личные границы – достаточно гибкая структура. Они меняются в зависимости от того, с кем вы говорите, в какой ситуации, в каком настроении, выспались вы или нет. Умение чувствовать, когда ваши личные границы нарушают, и умение дать знать об этом, но не агрессивно – это и есть ассертивное поведение.

А зачем компании ассертивные сотрудники?


Часто на работе люди по разным причинам не говорят, чем не довольны, замалчивают проблемы. Посмотрите на 10 принципов выше – они могут звучать страшно для организации как для системы. Что будет, если все начнут выражать недовольство? Но признание этих прав очень важно и для людей, и для компании. Ассертивный подход обеспечивает честность, прозрачность, открытость и решение проблем.

В сериале «Чернобыль» есть сцена, которая замечательно иллюстрирует ассертивное поведение, – встреча Легасова и Горбачева на заседании после взрыва. Легасов пытается объяснить, что ситуация плохая, но все говорят, что он тревожится по пустякам, и пытаются замять дело. А он настаивает, он не может себе позволить быть не в контакте с собой: если промолчит, войдет в конфликт со своей собственной позицией, установками. И он говорит: «Позвольте мне со всем спокойствием и уважением поделиться своей тревогой». Это и есть ассертивная подача. Не «вы все ничего не понимаете», а спокойствие и демонстрация абсолютной уверенности.

В переговорах высокого уровня участвуют как раз ассертивные люди, с развитыми soft skills. Они умеют вести диалог, спокойно и четко выражая свою позицию, при этом не ущемляя права других.

Что будет, если не вести себя ассертивно?


Постоянные отказы от самого себя – своих желаний, позиции, ценностей; подавление собственных чувств, действий – в перспективе могут привести к выгоранию, повышенной тревожности, депрессии.

А если я изменяю себе ради каких-то выгод?


Это вопрос того, как вы провели переговоры с самим собой. Вы сказали себе: «Хорошо, мне сейчас нужно вот это, и я осознанно принимаю такое решение, несу за него ответственность». Если получается заключить такой договор с собой, – это не предательство себя. Но если вы предали свои убеждения и сделали вид, что всё хорошо, – это не ассертивность, а внутренняя манипуляция.

Может ли в человеке быть слишком много ассертивности?


Нет, ассертивность всегда соразмерна внутреннему миру человека. Если у вас есть сто убеждений, то для вас быть ассертивным – это уметь их выразить. Не обязательно все, но хотя бы самые важные. Для человека, у которого меньше желаний, мыслей, ассертивность будет другой. Ассертивность еще очень связана с понятием самоуважения. А его много быть не может.

Можно ли самостоятельно прокачать ассертивность?


Да. Вот что тут поможет:

• Книга Мануэля Смита «Тренинг уверенности».

• Упражнение «Учет похвалы». Заведите отдельный блокнот и каждый день записывайте туда три вещи, за которые можете себя похвалить. Это развивает умение говорить и принимать комплименты – а это составляющие ассертивного поведения.

• Хобби, которое позволит вам самовыражаться. Это могут быть занятия вокалом, танцы, курсы актерского мастерства, спорт. Главное, чтобы деятельность приносила удовольствие и позволяла проявлять себя – даже больше, чем обычно.

Если не можете самостоятельно разобраться, что мешает вам вести себя ассертивно, – стоит обратиться к психологу.

Ассертивность — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 марта 2018; проверки требуют 8 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 16 марта 2018; проверки требуют 8 правок.

Ассертивность — способность человека не зависеть от внешних влияний и оценок, самостоятельно регулировать собственное поведение и отвечать за него.

В обычной жизни модель поведения большинства людей тяготеет к одной из двух крайностей: пассивности либо агрессии. В первом случае человеком, который добровольно принимает на себя роль жертвы, руководит неуверенность в себе, страх перед лицом перемен или, наоборот, опасения потерять то, что уже нажито. Во втором — явное или завуалированное желание манипулировать окружающими, подчиняя их своим интересам. Агрессор руководствуется принципом «ты мне должен, потому что я сильнее», жертва — «ты мне должен, потому что я слабый, а слабых нужно поддерживать». В отличие от этих двух распространённых типов коммуникации ассертивное поведение (assertiveness) опирается на кардинально иной принцип: «я тебе ничего не должен, и ты мне ничего не должен, мы партнёры».

  • Принятие на себя ответственности за собственное поведение. По своей сути ассертивность — это философия личной ответственности. То есть речь идёт о том, что мы ответственны за своё собственное поведение и не имеем права винить других людей за их реакцию на наше поведение.
  • Демонстрация самоуважения и уважения к другим людям. Основной составляющей ассертивности является наличие самоуважения и уважения к другим людям. Если вы не уважаете себя, то никто не будет уважать вас.
  • Эффективное общение. В данном случае главными являются три следующих качества — честность, открытость и прямота в разговоре, но не за счёт эмоционального состояния другого человека. Речь идёт об умении сказать то, что вы думаете или чувствуете относительно какого-либо вопроса, не расстраивая при этом своего партнёра по общению.
  • Демонстрация уверенности и позитивной установки. Ассертивное поведение предполагает развитие уверенности и позитивной установки. Уверенность в себе связана с двумя параметрами: самоуважением и знанием того, что мы профессионалы, хорошо владеющие своим ремеслом.
  • Умение внимательно слушать и понимать. Ассертивность требует умения внимательно слушать и стремления понять точку зрения другого человека. Все мы считаем себя хорошими слушателями, но возникает вопрос, как часто мы, слушая другого человека, переходим от фактов к предположениям, и как часто мы перебиваем других для того, чтобы побыстрее изложить свою точку зрения?
  • Переговоры и достижение рабочего компромисса. Стремление к достижению рабочего компромисса — очень полезное качество. Подчас возникает потребность найти такой выход из сложившейся ситуации, который бы устраивал все стороны, в ней задействованные.

Также вы имеете право:

  • выражать чувства;
  • выражать мнения и убеждения;
  • говорить «да» или «нет»;
  • менять мнение;
  • сказать «я не понимаю»;
  • быть самим собой и не подстраиваться под других;
  • не брать на себя чужую ответственность;
  • просить о чём-либо;
  • устанавливать собственные приоритеты;
  • рассчитывать на то, чтобы вас слушали и относились к вам серьёзно;
  • ошибаться;
  • быть нелогичным, принимая решения;
  • сказать «мне это безразлично».

Убеждения, мешающие развитию ассертивного поведения у человека, склонного к пассивной модели поведения[править | править код]

Мануэль Смит разработал модель ассертивного (самоутверждающего) поведения. Ниже приведены ассертивные права, а также манипулятивные предубеждения, которые, по мнению авторов концепции ассертивности, блокируют эти права:

  1. Я имею право оценивать собственное поведение, мысли и эмоции и отвечать за их последствия. Манипулятивное предубеждение: Я не должен бесцеремонно и независимо от других оценивать себя и своё поведение. В действительности оценивать и обсуждать мою личность во всех случаях должен не я, а кто-то более умудрённый и авторитетный.
  2. Я имею право не извиняться и не объяснять своё поведение. Манипулятивное предубеждение: Я отвечаю за своё поведение перед другими людьми, желательно, чтобы я отчитывался перед ними и объяснял все, что я делаю, извинялся перед ними за свои поступки.
  3. Я имею право самостоятельно обдумать, отвечаю ли я вообще или до какой-то степени за решение проблем других людей. Манипулятивное предубеждение: У меня больше обязательств по отношению к некоторым учреждениям и людям, чем к себе. Желательно пожертвовать моим собственным достоинством и приспособиться.
  4. Я имею право изменить своё мнение. Манипулятивное предубеждение: В случае, если я уже высказал какую-то точку зрения, не надо её никогда менять. Я бы должен был извиниться или признать, что ошибался. Это бы означало, что я не компетентен и не способен решать.
  5. Я имею право ошибаться и отвечать за свои ошибки. Манипулятивное предубеждение: Мне не положено ошибаться, а если я сделаю какую-то ошибку, я должен чувствовать себя виноватым. Желательно, чтобы меня и мои решения контролировали.
  6. Я имею право сказать: «я не знаю». Манипулятивное предубеждение: Желательно, чтобы я смог ответить на любой вопрос.
  7. Я имею право быть независимым от доброжелательности остальных и от их хорошего отношения ко мне. Манипулятивное предубеждение: Желательно, чтобы люди ко мне хорошо относились, чтобы меня любили, я в них нуждаюсь.
  8. Я имею право принимать нелогичные решения. Манипулятивное предубеждение: Желательно, чтобы я соблюдал логику, разум, рациональность и обоснованность всего, что я совершаю. Разумно лишь то, что логично.
  9. Я имею право сказать: «я тебя не понимаю». Манипулятивное предубеждение: Я должен быть внимателен и чувствителен по отношению к потребностям окружающих, я должен «читать их мысли». В случае, если я это делать не буду, я безжалостный невежда и никто меня не будет любить.
  10. Я имею право сказать: «меня это не интересует». Манипулятивное предубеждение: Я должен стараться внимательно и эмоционально относиться ко всему, что случается в мире. Наверное, мне это не удастся, но я должен стараться этого достичь изо всех сил. В противном случае, я чёрствый, безразличный.

Убеждения, мешающие развитию ассертивного поведения у человека, склонного к агрессивной модели поведения[править | править код]

Критика прав ассертивности заключается в указании на неправомерность описания прав личности некоторым количеством тезисов, невозможность существования человека без учёта им общественного мнения[источник не указан 625 дней]. В теории социальной психологии показывается способ вызова эмоциональной зависимости от гуру путём профанации философского (лично-мировоззренческого) вопроса прав и обязанностей вкупе с мотивацией к отказу от личных рассуждений[источник не указан 625 дней].

Сергей Степанов в книге «Мифы и тупики поп-психологии» посвятил главу критике модели Мануэля Смита.

…Квинтэссенцией этого подхода выступают так называемые «ассертивные права человека» […] По сути дела, кодекс этих прав, составляющих ключевые положения любого тренинга ассертивности, является обоймой новых, ассертивных установок, которые предлагается усвоить взамен прежних, якобы негодных. […] На первый взгляд, подкупает позитивная направленность этих принципов на освобождение человека от чуждых установок, навязанных корыстными манипуляторами, от ложных авторитетов, бессмысленных ритуалов и обременительных условностей. С другой стороны, не может не настораживать по-американски безыскусная проповедь индивидуализма, которая, будучи воспринята буквально, рискует привести к печальным последствиям. В самом деле, если более конкретно сформулировать эти замечательные права и довести их до логического завершения, они легко принимают примерно такую форму.

  1. Ничье мнение обо мне и моем поведении не имеет такого важного значения для меня, как мое собственное. Ничье мнение не должно поколебать мою самооценку. Иначе говоря, с мнением окружающих можно просто не считаться. Если мне нравится ковырять в носу и сморкаться в занавески, а другие люди это осуждают, то прав, разумеется, я, а не они. И я вправе это делать, не испытывая ни малейшей неловкости.
  2. Поскольку я сам знаю что делаю, нет никакой нужды в том, чтобы окружающим мое поведение было понятно, а тем более ими одобрялось. Я поступаю правильно по определению.
  3. Если мне удобнее считать, что ничьи проблемы меня не касаются, я могу с легким сердцем наплевать на всех и вся.
  4. Твердые убеждения и незыблемые принципы — признак косности. Напротив, совершенно нормально сегодня хвалить то, что вчера ругал, и наоборот.
  5. Не надо бояться ошибок. Нет ничего страшного в том, чтобы по ошибке вынести смертный приговор невиновному или, скажем, неловким нажатием кнопки нацелить зенитную ракету в пассажирский самолет. Как говаривал один мудрый вождь одного свободолюбивого народа: «Не надо из этого делать трагедию»
  6. Замечательным оправданием собственного невежества выступает волшебная формула «Я не знаю». Ну, не знаю, и нет с меня никакого спроса! А если, скажем, какой-то придирчивый экзаменатор этим не удовлетворится, то значит он просто бессовестный манипулятор и агрессор.
  7. Нет никакой необходимости заслуживать расположение других людей. Зачем оно вообще нужно, если в своей жизни я все решаю сам?
  8. В своем поведении можно отказаться от здравого смысла и элементарной логики и следовать исключительно настроению.
  9. Стремление понять другого — совершенно излишнее и напрасное усилие. Гораздо проще отрезать: «Я тебя не понимаю!»
  10. На любой предмет, который не затрагивает моих личных интересов, я вправе плевать с высокой колокольни и заявлять об этом во всеуслышание.

А теперь признайтесь честно: как вы отнесетесь к человеку, исповедующему такие жизненные принципы, доведись вам столкнуться с ним на жизненном пути (тем более что, наверное, уже не раз доводилось)? И неужели самому хотелось бы таким стать?

Что такое АССЕРТИВНОЕ поведение 🏁 от А до Я

Я считаю ассертивное поведение одним из важных факторов, для обретения целостной личности. Так же ассертивное поведение очень сильно помогает для достижения успеха. Ассертивность, что это поговорим в данной статье. Я попишу все максимально простыми словами, так, что бы вопросов больше не было. А в конце как обычно все самое интересное.

Содержание статьи:

  1. Что такое ассертивное поведение, простыми словами
  2. Признаки ассертивного человека
  3. Где хорошо помогает ассертивное поведение?
  4. Минусы ассертивного поведения
  5. Как прокачать ассертивность самостоятельно?

Что такое ассертивное поведение

Это, когда человек не зависит от внешних факторов, оценок со стороны других людей. Как бы еще проще объяснить. У человека очень хорошая самооценка, что обидеть, нагрубить и вывести из эмоционального равновесия его либо не возможно, либо очень сложно этого добиться.

Помощь в достижении успеха, уверенности в себе и поднятии самооценки. Заходите!

При этом человек ведет себя весьма вежливо и не подает признаков неуважение даже к тому, кто его пытается обидеть или оскорбить.

chto-takoe-assertivnost

chto-takoe-assertivnost

Признаки ассертивного человека

Взрослый человек. По такому человеку можно сказать он взрослый, смотрит на мир как он есть, без преувеличений. Соблюдает любые правила. От ПДД до распорядка ТЦ. Принимает правила игры такие, какие они есть, без попыток их изменить.

Вежливость. Самое главное оружие. В сочетании с уверенностью в себе и настойчивостью творят чудеса. Можно добиться всего, если грамотно применять вежливость, уверенность и настойчивость. Для Вас будут открыты любые двери.

Прямота. Ассертивный человек всегда говорит прямо. Но делает это вежливо, без попыток оскорбить или обидеть. Люди любят прямоту, поэтому такому человеку доверяют.

Читайте дополнительно: Что такое медитация и как правильно медитировать

Надежность. Так как человек взрослый, то, скорее всего на него можно положиться, так как следует внутренним правилам. По крайней мере, я не встречал ассертивных людей, которые не держат своего слова. Тут Вы если хотите, поправьте меня в комментариях.

Не перебивает во время разговора. Активно слушает и самое главное слышит. Такому человеку легко выкладывают «тайны» так как просто готов слушать и помочь неким советом. Люди им доверяют.

Принимает людей, такие, какие они есть. На земле около 7 миллиардов людей и все они разные, с разными характерами.  Что поделать если люди не идеальные? Просто принять их такими, какие они есть.

Принимает свои негативнее стороны. Все люди не идеальны, даже если Вы считаете себя идеальным, то не факт, что Вы являетесь идеальным для кого-то другого. Ассертивный человек принимает себя таким, какой есть со всеми изъянами.

Может задать глупый вопрос. Для кого-то вопрос глупый, для кого-то просто уточнить или получить ответ на вопрос, который интересует.

Выигрыш-Выигрыш. Действует по стратегии, что выиграть должны оба партнера.

100% ответственность. Все, что происходит в жизни, полностью зависит от него.

10 главных психологических проблем, с которыми люди приходят к психологу. Читайте тут…

Уважение к другим. Уважение к другим, не смотря на национальность, социальный статус и прочее.

Не стесняется выглядеть глупо. А чего стесняться то? Все мы люди.

Умение говорить НЕТ. Один из главных признаков ассертивности. Чем проще Вам сказать нет, тем проще прокачать свою ассертивность.

Признание в любви. Помню мне было лет 17, мне нравилась одна девушка и я так боялся ей признаться в своих чувствах. Помню, идем вечером, а я все хочу выдавить из себя фразу. Но не получается, потом через силу все же сказал. Но дело дальше не пошло если честно. Сейчас же, если мне кто-то нравится, я об этом говорю прямо. И это круто.

assertivnost-v-psixologii

assertivnost-v-psixologii

Где хорошо помогает ассертивное поведение

На самом деле ассертивное поведение помогает везде. Это должно быть базовым навыком любого человека. Но к этому прийти можно после серьезной прокачки своей психики. Но кому то повезло и его с детства таким воспитали.

В бизнесе. Хорошо помогает в бизнесе на переговорах. Ассертивный человек не боится задавать вопросы, не боится уточнить информацию и легко договорится с партнером.

Читайте дополнительно: Как перестать волноваться по пустякам

В пикапе. Да это очень полезный навык, если позволяете себе часто знакомиться с девушками на улице. Даже на себе проверял в молодости, подходишь к девушке знакомиться, она тебя игнорирует или пытается оскорбить, ты продолжаешь вежливо общаться. Она начинает не понимать, вроде человека отшиваю, а он не отшивается. Какой уверенный в себе. Очень интересно, попробую  я с ним познакомиться ближе.

В жизни. Да в жизни это помогает максимально. Некоторые люди не могут говорить нет и отказать, так их воспитали, но ассертивное поведение убирает этот недостаток на корню.

Минусы ассертивного поведения

Очевидных минусов мало, по сравнению с плюсами. Но необходимо сказать, что могут вызывать чувство зависти других людей, по отношению к Вам. А так же, пытаться с Вами конкурировать. Но так, как ассертивный человек не реагирует на внешние факторы, то бояться тут нечего.

assertivnost-v-psixologii-eto

assertivnost-v-psixologii-eto

Почему важно прокачивать ассертивность?

Если Вы хотите быть уверенным в себе, добиваться своих целей и не зависеть от других людей, то лучше всего начать прокачиваться и чем быстрее, тем лучше для Вас же. Но не всем подойдет эта модель поведения, так как некоторые люди привыкли быть жертвами, ну или тиранами. И им очень комфортно в таких моделях поведения, тут ничего не поделать. Ассертивный человек не привык страдать, он лучше найдет проблему и решит ее, чем будет постоянно ныть, и требовать жалости к себе.

Человек с ассертивными качествами не понимает, почему, если у человека все плохо, он просто не решит проблему. Почему жена терпит побои мужа? Почему человек спивается и не решает проблему? Ответ простой, ассертивный человек берет за все, что в его жизни происходит 100% ответственность. Абсолютно за все. Но только за себя.

Как за 60 минут улучшить свою жизнь, даже если не знаешь что делать? Подробнее…

Как прокачать ассертивность самостоятельно?

Вот тут надо постараться. Если Вы читаете данную статью и данные строки, значит, осознаете проблему, а значит, готовы ее решать. Что бы стать ассертивным человеком, нужно очень много проработать психологических проблем, якорей и прочей нечестии: такие как обида, гнев, ярость, вина и прочее.

Просто если все эти эмоции будут Вами владеть в неприятных ситуациях, то ни о какой ассертивности не может быть и речи. Но это мой путь, по которому я шел. Я очень много проработал негативного в себе и любые негативные ситуации для меня в первую очередь нейтральные, поэтому я на них и не реагирую. Хотите так же, то записывайтесь ко мне, тоже проработаем всю эту дичь, которая мешает нам быть счастливыми.

А еще очень много улыбайтесь. Улыбка не даст контроля негативных эмоций.

И еще рекомендация, тренируйте свою уверенность. Общайтесь с незнакомыми людьми на улице. Можно просто подойти и спросить время. Чем больше будет опыта тренировки, тем выше будет ассертивность.

Выводы

Как видите ассертивное поведение это залог хорошей психики, уравновешенность и здоровой самооценки. Чем больше Вы будете прокачивать данное поведение, тем здоровее и успешнее, а самое главное насыщеннее жизнь у Вас будет. Но я думаю, Вы сейчас думаете, что это не про меня и я таким человеком не стану. Уверяю, если захотите, то станете.

Я в детстве был весьма не уверен в себе, много стеснялся и чего-то постоянно боялся. Мне надоело это терпеть, и я начал свое развитие в качестве человека связанного с психологией. Я постоянно искал и капал, я хотел вылезти из этого дна и поверьте, когда человек ищет, он находит. Может не сразу, но обязательно находит то, что ищет.

В статье про ассертивность, что это я описал свое виденье ассертивного человека. Вы всегда можете, что то уточнить или спросить в комментариях. Но самое главное я донес суть простыми словами. Вы можете стремиться к данному поведению или нет, это все не важно, важно, что бы поняли, что жить можно по другому, можно стать любым из тех, кем хотите быть. Все тут просто.


Благодарю читателей за оценки и репосты!
Записывайтесь на консультации сейчас, буду рад помочь в обретении счастья в жизни!
С уважением психолог

Вдовин Иван.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Инициативность что это за зверь?

Как обычно, небольшое отступление. Ниже описанный анализ является личным мнением автора и не призывает к структурным изменениям в промышленности. Если Вы считаете,что вывод, сделанный автором, ошибочный, опишите Ваше несогласие в комментариях либо в соотвествующей ветке форума. Буду благодарен за конструктивные возражения. 


Инициативность что это за зверь

Практически каждый из нас слышал — это пространное слово инициатива или инициативность. Им любит журить подчинённых руководство предприятия, это человеческое качество возводят чуть ли не в статус «священной коровы», на которую все должны молиться, и ее так же требуют постоянно проявлять, поощряя финансово. Но в чем суть этого понятия, его, так сказать, внутренность?! На этот, казалось бы, простой вопрос внятно никто не ответит. Я постараюсь , в этой статье, несколько разобраться в этом казусе.

Для начала поищем более менее вменяемое определение слова инициативность:


Инициативность

(лат. – начинать) – положительное качество личности, проявляющееся как внутреннее побуждение и способность начать новое дело, сделать первый шаг, самостоятельно принять решение при возникновении личных или общественных проблем. Инициатива – это всегда творчество, ибо это выбор сохранить ситуацию в прежнем виде или преобразовать ее. Инициативность – существенная сторона воли, состоящая не в простом действии по необходимости или под влиянием чьих-то указаний, а в действиях творческих, требующих смелости, находчивости и ответственности за последствия. Это качество личности проявляется как осознанное стремление к движению, преобразованию, изменению чего бы то ни было. Инициативность – необходимейшее качество для политической, предпринимательской и художественно — творческой деятельности. Инициативность может быть устойчивым свойством личности, а может проявляться ситуативно.

Основы духовной культуры (энциклопедический словарь педагога).— Екатеринбург. В.С. Безрукова. 2000.

Т.е. тут все более менее ясно. Разбираемся дальше.

Давайте, буквально немного, выясним откуда есть пошло внедрение этого понятия в промышленность. Корни растут из не столь далёкого советского прошлого, люди старшего поколения прекрасно помнят ударные пятилетки, когда огромная, канувшая в лету страна, строилась, добывала, покоряла. Коммунистические воззрения требовали активных и инициативных работников , особенно в плане идеологической накачки, по сути, упомянутые люди имели посредственное отношение к производству и звались они активисты. Инициатива последних проявлялась в том, что они добивались, организовывали, продвигали, и их сфера деятельности давала для этого широкое поле возможностей. Однако постепенно инициативность подобных деятелей стала обязательной для всех работников, той же, например, газовой промышленности.

Вы скажете «СТОП» СССР давно нет. Зачем оставлять старый пережиток? Штука в том, что уж больно нравится руководителям (не только им) бойкие и что-то там делающие (непонятно что) личности. Приятно думать ,что всегда есть тот, кто чем-то занимается. Но это все самообман. Чуть ниже вы узнаете почему.

Инициативность как видно из определения — это прежде всего личностное качество. Любой психолог Вам скажет, что люди обладают широким многообразием уникальных качеств, и поэтому , уважаемые руководители, помните, что не могут все люди быть инициативными — это противоречит природе. Кто-то скажет ,что видел много инициативных работников! Но это все фикция! Происходит имитация инициативности, пускание пыли в глаза. Создание иллюзии  бурной деятельности. Поэтому ищите качества работника, которые вы можете использовать на пользу себе и никогда не обвиняйте работника в безинициативности — это просто оскорбительно и вводит работника в ступор.

Теперь смотрите, я возьму на себя смелость утверждать ,что в условиях опасного производства инициатива — есть опасность. Как мы все знаем, на опасном объекте будь то КС, АЭС и прочее все подчинено четким правилам. Благодаря этим правилам газовый объект может функционировать без сбоев и аварий. А теперь представим ,что на предприятии все инициативны и везде проявляют свою инициативу, это же будет катастрофа для производства. Ведь из определения четко следует,что инициативный человек прежде всего будет реализовывать свои задумки сам без чьей-либо указивки… Чувствуете разницу!?. Для примера, расскажу красноречивую историю из личного опыта:

На цеху проходил ППР . Уже шла опрессовка контура КС. На АВО газа открылась утечка по набивочной пробке выходного крана. Молодой слесарь решил устранить утечку самостоятельно , не сказав никому. Похвально ,инициатива!. Но старые газовики смекнули ,что произошло. Поддяжка пробки под давлением привела к ее выдавливанию, а результате свищ, нецензурная брать и прочие прелести подобных ситуаций.

Однако, слава богу, есть волшебный лом,  который нивелирует культивируемую инициативность — это согласования. Т.е. любая задумка  проходит стадию проверки. И поэтому инициатива автоматом превращается в предложение. Исходя из последнего становится ясно ,что на ОПО (опасный производственный объект) понятие инициативности, в принципе, невозможно.

В итоге, вот что мы имеем. На предприятиях поддерживается фантомное чувство инициативы, т.е. то чего по сути на ОПО не может быть и невозможно. Кто-то снова повторится, а вот же есть работники , которые идут и сами что-то там делают. Извините, но все обязанности прописаны в должностных инструкциях, поэтому всё, что идёт и делает работник на закрепленной территории — это его прямая обязанность (не путайте понятия).

Завершая надо сказать, что инициативность хорошее качество, которое будет востребовано в политике, общественных организациях, профсоюзе, своей фирме, на свадьбах и чем-то подобном (что и написано в определении этого термина). Но на производстве, в девственном виде, инициативность будет крайне опасна для жизни людей. И, как я уже писал выше, на ОПО сама суть данного качества просто теряет всякий практический и логический смысл.

Прежде чем задать вопрос прочитайте: FAQ

агрессивность — это… Что такое агрессивность?

   АГРЕССИВНОСТЬ (с. 13)

   Известная книга Конрада Лоренца, изданная в нашей стране под лаконичным названием «Агрессия», в оригинале называется иначе — «Так называемое зло». Сама эта формулировка четко обозначает позицию автора: агрессия, которую принято считать злом, на самом деле таковым не является, а выступает естественным, биологически целесообразным механизмом выживания живых существ. На многочисленных примерах автор демонстрирует: напористый агрессор имеет больше шансов добиться своего, а «примиренец», как правило, бывает подавлен, в широком смысле слова использован, даже уничтожен. Такова природа всех живых существ, в том числе и человека, и любые попытки ее переделать обречены на провал. С природой необходимо просто считаться, стараясь направить древние импульсы в приемлемое русло. Хотя последняя задача также представляется практически невыполнимой — на протяжении всей истории человечества она постоянно ставилась, но еще никому не удавалось найти ее безупречное решение.    Противоположную точку зрения отстаивает наш соотечественник В.П. Эфроимсон. По его убеждению, биологически целесообразным приспособительным механизмом является отнюдь не стремление к насильственному подавлению других, а, напротив, альтруистическое стремление оказывать другим поддержку. Культивируя это стремление (главным образом — безотчетно), человек и стал человеком, хотя источники человеческого альтруизма прослеживаются автором еще в животном мире.

   Вопрос о том, является ли агрессивность неотъемлемым атрибутом человеческой природы или социально обусловленным извращением этой самой природы, по сей день остается остродискуссионным. Так или иначе, агрессия во все времена выступала важным элементом социального бытия человека, более того — часто составляла для человека серьезную проблему: большинство человеческих бед — это страдания жертв агрессии.

   Для психолого-педагогической науки вопрос о природе агрессивности представляет особое значение, поскольку от ответа на него зависит выбор способов гуманизации общества посредством воспитательных воздействий. Если агрессивность изначально присуща человеку, то возможно ли смягчение и подавление этой природной тенденции, направление ее в приемлемое русло? Если условия существования принуждают человека быть агрессивным, то что это за условия и нельзя ли их изменить? Если человек приобретает эту неблаговидную черту вследствие дурных влияний, нельзя ли нивелировать эти влияния или, по крайней мере, снизить их негативный эффект?

   Фактически эти три базовые идеи и лежат в основе трех главных подходов в объяснении природы агрессивности.

   Первый объединяет теории, в которых агрессивность трактуется как врожденное, инстинктивное свойство человека (сюда входят разнообразные теории психоаналитического толка, начиная с ортодоксального фрейдистского психоанализа, а также близкие к ним теории этологические).

   В рамках второго подхода (отчасти перекликающегося с первым) агрессия описывается как поведенческая реакция на фрустрацию.

   Третий составляют концепции, рассматривающие агрессивность как характеристику поведения, формирующуюся в результате научения (бихевиоральные теории). Дабы оценить, насколько практически продуктивным является тот или иной подход, рассмотрим основные положения каждого.

   РАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ ВЛЕЧЕНИЯ. ПСИХОЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ

   Основоположником этого подхода является З.Фрейд. На протяжении уже ста лет его теория выступает предметом ожесточенных споров, однако нельзя не признать заслугу Фрейда хотя бы в том, что его трудами агрессия и агрессивность были превращены из темы морализаторских рассуждений в объект научного анализа. Вместе с тем, рассматривая психоаналитические теории, не следует забывать об отмеченном еще И.П.Павловым умении психоаналитиков обращать внимание на важные стороны организации психической деятельности при неспособности адекватно объяснить наблюдаемые факты.

   Во многих современных учебниках отмечается, что источником агрессивного поведения в психоаналитической трактовке выступает Танатос — инстинктивное влечение к смерти и разрушению. Однако важно отметить, что эта концепция сложилась в поздних работах Фрейда, а первоначально он придерживался иных взглядов. В своих ранних работах Фрейд утверждал, что все человеческое поведение проистекает, прямо или косвенно, из Эроса, или инстинкта жизни, энергия которого (либидо) направлена на сохранение, упрочение и воспроизведение жизни. В этом контексте агрессия рассматривалась просто как реакция на блокирование либидозных импульсов. Первоначально агрессия как таковая не трактовалась Фрейдом как неотъемлемая часть жизни.

   Первым исследователем психоаналитической школы, заговорившим об изначальной природе человеческой деструктивности, была наша соотечественница, соратница Фрейда и Юнга, Сабина Шпильрейн.

   Еще в ноябре 1911 г. на заседании Венского психоаналитического общества ею был сделан доклад на тему «Разрушение как причина становления», год спустя одноименная статья появилась в печати. Центральная идея этой работы, впоследствии развитая Фрейдом в его поздних теоретических построениях, была сформулирована следующим образом.

   Чтобы создать новое, надо разрушить то, что ему предшествовало, то есть во всяком акте созидания содержится процесс разрушения. Инстинкт самовоспроизведения содержит в себе два равных компонента — инстинкт жизни и инстинкт смерти. Для любви и творчества влечение к смерти и разрушению не является чем-то внешним, что загрязняет их и от чего они могут быть очищены. Напротив, влечение к смерти является неотторжимой сущностью влечения к жизни.

   Идеи молодой россиянки (действительно, довольно странные для 26-летней особы, если не принимать во внимание весьма своеобразную личность Сабины Шпильрейн) вызвали бурную дискуссию в стане психоаналитиков. Фрейд писал: «Я помню мое собственное защитное отношение к идее инстинкта разрушения, когда она впервые появилась в психоаналитической литературе, и то, какое долгое время понадобилось мне, прежде чем я смог ее принять». Время прошло, и Фрейд в своей знаменитой работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920), написанной им, как часто считают, под влиянием опыта мировой войны и ряда личных потерь, повторил основные выводы Шпильрейн. Он отдал ей должное в характерной для него манере: «В одной богатой содержанием и мыслями работе, к сожалению, не совсем понятной для меня, Сабина Шпильрейн предвосхитила значительную часть этих рассуждений». Юнг считал, однако, что такая ссылка недостаточна и не вполне корректна: идея инстинкта смерти, писал он, принадлежит его ученице и подруге, а Фрейд попросту ее присвоил. Так или иначе, Танатос считают сугубо фрейдовским термином, тем более что Фрейд, неравнодушный к античной мифологии, его и ввел.

   По Фрейду, Танатос есть влечение к смерти, чья энергия направлена на разрушение и прекращение жизни. Начиная с 1920 г. Фрейд утверждал, что все человеческое поведение является результатом сложного взаимодействия этого инстинкта с Эросом и что между ними существует постоянное напряжение. Ввиду того что существует острый конфликт между сохранением жизни и ее разрушением, другие механизмы (например, смещение) служат цели направлять энергию Танатоса вовне, в направлении от Я. Таким образом, Танатос косвенно способствует тому, что агрессия выводится наружу и направляется на других. На этой идее базируется, в частности, теория Мелани Кляйн, которая рассматривает агрессию как проекцию собственного саморазруши тельного влечения человека.

   Однако, в отличие от М.Кляйн, далеко не все последователи Фрейда солидаризировались со столь спорной идеей. Даже «верный гусар» Эрнст Джонс признавал: «Не обнаружено ни одного биологического свидетельства, которое подтверждало бы идею инстинкта смерти — идею, которая противоречит всем принципам биологии». Данный аспект фрейдистского учения был фактически отвергнут или проигнорирован многими верными учениками Фрейда, разделявшими его взгляды по другим вопросам. Но даже они готовы были согласиться, что агрессия проистекает из врожденных, инстинктивных сил.

   Попытки детальной разработки теории инстинкта смерти, которая предложила существование особой присущей ему энергии, аналогичной либидо, фактически не продвинулись дальше того, чтобы дать этой энергии название, — в работах фрейдистов она фигурирует как мортидо, или деструдо. Впрочем, это вечная проблема психологии — затрудняясь объяснить неоднозначное явление, специалисты попросту придумывают новый термин.

   Небезынтересными, хотя и спорными представляются рассуждения Фрейда о становлении агрессивности в ходе индивидуального развития. Если согласиться с его возрастной периодизацией, следует обратить внимание, что, по мнению Фрейда, фиксация на оральной стадии развития может привести к формированию таких агрессивных черт, как наклонность к сарказму и сплетням. Фиксация на анальной стадии может привести к формированию упрямства, к которому легко присоединяется наклонность к гневу и мстительности.

   В целом взгляды Фрейда на истоки и природу агрессии крайне пессимистичны. По его убеждению, агрессивное поведение — не только врожденное, берущее начало из «встроенного» в человеке инстинкта смерти, но также и неизбежное, поскольку, если энергия Танатоса на будет обращена вовне, это вскоре приведет к разрушению самого индивида. Единственный проблеск надежды связан с тем, что внешнее проявление эмоций, сопровождающих агрессию, может вызвать разрядку разрушительной энергии и таким образом уменьшить вероятность более опасных действий. Этот аспект теории Фрейда часто интерпретируется следующим образом: совершение экспрессивных действий, не сопровождающихся разрушением, может быть эффективным средством предотвращения более опасных поступков. Однако при внимательном прочтении первоисточников возникают сомнения в таких утверждениях. Хотя у Фрейда не обозначена четкая позиция по вопросу силы и продолжительности катарсиса (очищения, облегчения), он все же склонялся к тому, что это явление непродолжительно и по силе незначительно. Таким образом, выводы отсюда вытекают отнюдь не оптимистические. Агрессивность как неотъемлемая характеристика человека требует усмирения, подавления силами всех институтов социализации (а это процесс неизбежно болезненный, травматический) при частичном допущении периодического социально приемлемого отреагирования деструктивных импульсов. Сторонники такого подхода считают, что наиболее цивилизованной формой разрядки агрессии для человека являются конкуренция, различного рода состязания, занятия физическими упражнениями и участие в спортивных соревнованиях.

   Однако значительное число психологов не разделяют такого фатального взгляда на человеческое поведение. Во-первых, хотя ими и не отрицается, что человеческая агрессивность имеет свои эволюционные и физиологические корни, но осуждается ограниченность представлений о природе человека как о чем-то неизменном. Во-вторых, расходятся мнения и в отношении того, является агрессия инстинктом или же она лишь поставляет энергию, позволяющую Я эффективно осуществлять «принцип реальности», преодолевать препятствия на пути к удовлетворению других влечений. Распространено мнение, что агрессивность — это сила, с которой человек выражает свою любовь и ненависть к окружающим или самому себе и с которой он пытается удовлетворить свои инстинкты. Агрессия является механизмом, благодаря которому эти инстинктивные тенденции направляются на другие объекты, в первую очередь — на людей с целью их покорения и завоевания. Склоняясь к таким трактовкам, даже многие психоаналитики отходят от жестких фрейдовских схем и рассматривают не только биологическую, но и социальную сторону агрессии.

   Для А.Адлера (его разрыв с Фрейдом в 1911 г. хронологически совпал с первым докладом С.Шпильреин о деструктивных тенденциях психики) агрессивность является неотъемлемым качеством сознания, организующим его деятельность. Универсальным свойством живой материи Адлер считает соревновательность, борьбу за первенство, стремление к превосходству. Однако эти базовые влечения становятся аутентичными только в контексте правильно понятого социального интереса. Агрессивное, или, выражаясь словами Адлера, «агонизирующее», сознание порождает различные формы агрессивного поведения от открытого до символического, каким, например, является хвастовство — его цель состоит в символической реализации собственного могущества и превосходства. По мнению Адлера, это связано с тем, что агрессивный инстинкт включает в себя женский нарциссический компонент, требующий признания и преклонения. Агрессивность, вплетаясь в контекст культуры, приобретает и другие символические формы связанные с причинением боли и унижением ритуалы, обряды, конвенционные формы наказаний и т.п.

   Кроме того, по Адлеру, всякое контрпринуждение, то есть ответная агрессия, является естественной сознательной или бессознательной реакцией человека на принуждение, вытекающей из стремления каждого индивида ощущать себя субъектом, а не объектом. Антитезой насилия, понимаемого как злоупотребление властью, в индивидуальной психологии Адлера является «категорическая ненасильственность».

   Новое звучание тема изначальной предопределенности агрессии получила благодаря работам одного из основоположников этологии К.Лоренца. Придерживаясь эволюционного подхода к исследованию этой проблемы, Лоренц продемонстрировал неожиданное сходство с позицией Фрейда.

   Согласно Лоренцу, агрессия берет начало прежде всего из врожденного инстинкта борьбы за выживание, который присутствует у людей так же, как и у всех живых существ. Лоренц предполагал, что этот инстинкт развился в ходе длительной эволюции, в пользу чего свидетельствуют три его важные функции. Во-первых, борьба рассеивает представителей видов на широком географическом пространстве, и тем самым обеспечивается максимальная утилизация имеющихся пищевых ресурсов. Во-вторых, агрессия помогает улучшить генетический фонд вида за счет того, что оставить потомство сумеют только наиболее сильные и энергичные. Наконец, сильные животные лучше защищаются и обеспечивают выживание своего потомства.

   В то время как у Фрейда не было однозначного мнения относительно накопления и разрядки инстинктивной агрессивной энергии, у Лоренца был совершенно определенный взгляд на эту проблему. Он считал, что агрессивная энергия (имеющая своим источником инстинкт борьбы) генерируется в организме спонтанно, непрерывно, в постоянном темпе, регулярно накапливаясь с течением времени. Таким образом, развертывание явно агрессивных действий является совместной функцией: 1) количества накопленной агрессивной энергии и 2) наличия и силы особых облегчающих разрядку агрессии стимулов в непосредственном окружении. Другими словами, чем большее количество агрессивной энергии имеется в данный момент, тем меньшей силы стимул требуется для того, чтобы агрессия выплеснулась вовне. Фактически, если с момента последнего агрессивного проявления прошло достаточное количество времени, подобное поведение может развернуться и спонтанно, в отсутствие высвобождающего стимула.

   Важно отметить, что «психогидравлическая» модель Лоренца (оперирующая механизмом «выпускания пара») в основном базируется на переносе результатов исследований, полученных на животных, на человеческое поведение. Однако мозг любого животного устроен более примитивно, чем человеческий, и к тому же животные абсолютно не подвержены социальному и культурному влиянию. Разумеется, принцип отреагирования, вытекающий из этологической модели так же, как из психоаналитической, в определенных условиях демонстрирует свою эффективность. Однако это вряд ли можно считать подтверждением достоверности теории в целом.

   НЕУТОЛЕННЫЕ НУЖДЫ ФРУСТРАЦИОННАЯ (ГОМЕОСТАТИЧЕСКАЯ) МОДЕЛЬ

   Эта теория возникла в противовес концепциям влечений: здесь агрессивное поведение рассматривается как ситуативный, а не эволюционный процесс. Основоположником этого направления исследования человеческой агрессивности считается Дж.Доллард. Согласно его теории, агрессия — это не автоматически возникающее в организме человека влечение, а реакция на фрустрацию, попытка преодолеть препятствие на пути к удовлетворению потребностей, достижению удовольствия и эмоционального равновесия.

   Данная теория утверждает, что, во-первых, агрессия всегда есть следствие фрустрации и, во-вторых, фрустрация всегда влечет за собой агрессию. Помимо основных понятий агрессии и фрустрации, рассматриваемых неразрывно, теория оперирует также ключевыми понятиями торможения и замещения.

   Агрессия понимается как намерение навредить другому своим действием.    Фрустрация возникает, когда появляется помеха осуществлению условной реакции. Причем степень фрустрации зависит от силы мотивации к выполнению желаемого действия, значительности препятствия и количества целенаправленных действий (попыток).

   Например, представим, как родитель-аккуратист безуспешно пытается приучить маленького ребенка поддерживать порядок в детской комнате (к чему малыш в силу своих возрастных особенностей еще не способен). Как правило, это не приводит ни к чему, кроме возникновения состояния фрустрации у родителя, и на ребенка начинают сыпаться саркастические замечания, обвинения, выговоры и наказания.

   Торможение — это тенденция ограничить или свернуть действия из-за ожидаемых отрицательных последствий. В частности, установлено, что торможение любого акта агрессии прямо пропорционально силе ожидаемого наказания. Вероятно, поэтому родители, практикующие наказания своих детей за плохие отметки, почти всегда по внешней активности и настроению ребенка безошибочно угадывают, какую отметку он получил в школе: ребенок приходит домой с чувством вины и стремится уединиться.

   Кроме того, торможение прямых актов агрессии почти всегда является дополнительной фрустрацией, которая вызывает агрессию против человека, воспринимаемого как виновник этого торможения. Например, мать, запрещая ребенку баловаться и драться, может столкнуться с ответными оскорблениями («Ты плохая!») или упреками («Ты меня не любишь!»).

   Замещение — это стремление участвовать в агрессивных действиях, направленных против какого-либо другого лица, а не истинного источника фрустрации. Ребенок, который не может наказать провинившегося старшего, со злостью принимается портить его вещи, то есть безответные неодушевленные предметы. Или оскорбленный поведением родителей старший брат бьет ни в чем не повинного младшего.

   Одной из примечательных идей фрустрационнои теории агрессии является эффект катарсиса, заимствованный из психоанализа.

   Катарсис — это процесс освобождения возбуждения или накопившейся энергии, приводящий к снижению уровня напряжения. Суть этой, уже тривиальной, идеи состоит в том, что физическое или эмоциональное выражение враждебных тенденций приводит к временному облегчению, в результате чего достигается психологическое равновесие и ослабляется готовность к агрессии. Впрочем, многие экспериментальные данные не позволяют однозначно оценить эффективность катарсиса: установлено, что в ряде случаев агрессивное поведение понижает дальнейшие агрессивные проявления, а в ряде случаев, наоборот, повышает.

   Как и концепция влечений, фрустрационная теория не избежала критики. Основной ее огонь пришелся на гипотезу о жесткой взаимопредопределенности самой схемы «фрустрация-агрессия». Было замечено, что люди довольно часто испытывают фрустрацию, но необязательно при этом ведут себя агрессивно, и наоборот. Сторонники фрустрационнои теории согласились и несколько видоизменили свою позицию. Представителем такой модифицированной формы теории обусловливания агрессии фрустрацией является Л.Берковиц. Он, во-первых, ввел новую переменную, характеризующую возможные переживания, возникающие в результате фрустрации, — гнев как эмоциональную реакцию на фрустрирующий раздражитель. Во-вторых, он признает, что агрессия не всегда является доминирующей реакцией на фрустрацию и при определенных условиях может подавляться.

   В концептуальную схему «фрустрация-агрессия» Берковиц ввел три существенные поправки: а) фрустрация необязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним; б) даже при состоянии готовности агрессия не возникает без надлежащих условий; в) выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям.

   В более поздних работах отмечается, что при фрустрации личность реагирует целым комплексом защитных реакций, из которых лишь одна из них играет ведущую роль. Это может быть, например, уход, сопровождающийся символическим агрессивным действием (буквальный пример — уйти, хлопнув дверью).

   ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ. ТЕОРИЯ СОЦИАЛЬНОГО НАУЧЕНИЯ (БИХЕВИОРАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ)

   В отличие от прочих, эта теория гласит, что агрессия представляет собой поведение, усвоенное в процессе социализации посредством наблюдения соответствующего способа действий при социальном подкреплении. Образец поведения в данном случае рассматривается как средство межличностного воздействия. Поэтому существенное внимание здесь уделяется изучению влияния первичных посредников социализации, а именно родителей, на обучение детей агрессивному поведению. В частности, было доказано, что поведение родителей может выступать в качестве модели агрессии и что у агрессивных родителей обычно бывают агрессивные дети.

   Кроме того, названная теория утверждает, что человек научается и более эффективным агрессивным действиям: чем чаще он их использует, тем совершенней становятся эти действия. Вместе с тем существенное значение имеет успешность агрессивных действий: достижение успеха при проявлении агрессии может заметно повысить силу ее мотивации, а постоянно повторяющийся неуспех — силу тенденции торможения.

   Другим важным элементом этой теории является социальное подкрепление. Под подкреплением обычно понимается какое-либо действие, призванное усилить определенную реакцию. Если вести речь именно о социальном подкреплении, следует иметь в виду неосязаемое подкрепление, словесное и несловесное обращение, контролируемое другими людьми. Это может быть похвала или выговор, улыбка или насмешка, дружеские или враждебные жесты.

   Существуют неопровержимые доказательства того, что если ребенок ведет себя агрессивно и получает при этом положительное подкрепление, то вероятность его агрессии в будущем в аналогичных ситуациях многократно возрастает. Постоянное положительное подкрепление определенных агрессивных актов в конце концов формирует привычку агрессивно реагировать на самые разнообразные раздражители. То есть наблюдение и подкрепление агрессии со временем развивают у человека выажую степень агрессивности как личностной черты. Педагогические рекомендации в русле этого подхода основываются на наблюдении противоположного свойства: наблюдение и подкрепление неагрессивного поведения способствует снижению враждебности.     Конрад Лоренц — создатель оригинальной теории агрессивности

   Многие практические психологи сходятся во мнении, что именно теория социального научения является наиболее эффективной в объяснении, предсказании и коррекции агрессивного поведения.

   При всей несхожести разных подходов, все они подсказывают один и тот же важный практический вывод: формирующуюся личность необходимо научить терпимому, благожелательному, гуманному отношению к людям. Если этого не делать, то обижать людей человек легко научится сам.


Популярная психологическая энциклопедия. — М.: Эксмо. С.С. Степанов. 2005.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о